Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Тора

версия для печати
Избрание Израиля
31 Августа 2001
Два вида любви

Многих людей, как евреев, так и неевреев, в иудаизме смущает идея избрания Израиля. Даже среди религиозных евреев распространено убеждение, что за избранием стоит дискриминация, что избрание должно вести к раздору, к ненависти. Например, некоторые комментаторы в этой связи обращают внимание на то, что слово “Синай”, т.е. место, где была дарована Тора, отделившая Израиль от народов, звучит как “сина”, т.е. как “ненависть”. Дарование Торы внесло в мир ненависть.

И уж во всяком случае, многие склонны противопоставлять эти два вида любви: любовь избирающую и любовь всеобщую. Например, в целом очень неплохая книга Зеева Магена “Джон Леннон и евреи” заостряется именно на этом противопоставлении. В частности, автор пишет: “Любовь означает предпочтение. Та любовь, которая имеет для нас хоть какой-нибудь смысл, та любовь, к которой мы стремимся и в которой нуждаемся, та любовь, которая чего-то для кого-то стоит - которая стоит все для всех - это любовь, которая по самому своему определению выбирает и предпочитает. Покажите мне человека, который скажет, что любит твоих детей так же, как своих, и я скажу, что, во всяком случае, ему не стоит быть воспитателем твоих детей. Запомни это хорошенько: тот, кто утверждает или проповедует, что следует всех любить в одинаковой мере - совершенно не понимает, что такое любовь! Избегайте такого человека, спасайтесь от него! Каждый, кто пытается убедить вас любить всех одинаково, на самом деле стремится стереть всякую настоящую любовь с лица земли”.

И все же это противопоставление любви предпочитающей и любви уравнивающей как каких-то антиподов представляется искусственным. Две эти любви взаимозависимы, они друг друга предполагают (о чем частично пишет сам Маген). И хотя внимание к двум этим типам любви могут меняться в зависимости от конфессии, каждая нормальная религия опирается на обе. Иудаизм не исключение. Иудаизм построен на избрании, но предполагает универсализм.
Если “сина” (ненависть) действительно коренится на Синае, то проистекает она не из самого избрания еврейского народа, а исключительно из непонимания его смысла.

Говорить, что смысл имеет только любовь избирательная, или, напротив, только любовь всеобщая – это приблизительно то же самое, что утверждать, что все продается, или, напротив, ничего не продается.
Капиталисты, впавшие в профессиональный кретинизм, живут в убеждении, что все покупается. Их антиподы коммунисты, напротив, пришли к выводу, что ничто не должно покупаться, что все должно распределяться даром, что придет блаженная минута, когда деньги будут отменены. И мы прекрасно знаем, как уродлив и бесперспективен и тот и другой крен.

Но нормальные люди не ставят этого вопроса ребром: для нормальных людей существуют вещи, которые покупаются и продаются, и вещи, которые не покупаются и не продаются. И мудрость человеческая как раз в том и состоит, чтобы соотносить эти миры, не путаясь между ними.
То же самое и в вопросе любви, любви избирательной и любви всеобщей: две эти любви сопряжены, и иудаизм как раз прекрасно знаком как с той, так и с другой любовью, применяя по отношению к каждой из них разные законы.
Например, в законах, связанных с благотворительностью, существует один четкий принцип. Человек должен предпочесть бедняка соседа бедняку, живущему за три квартала от него, он должен предпочесть нищего своей улицы нищему с улицы отдаленной. Этот принцип повторяется на всех уровнях. Тот, кто к тебе ближе, согласно галахе с благотворительной точки зрения предпочтительнее другого, находящегося дальше.
Итак, в сфере благотворительности мы не только вправе предпочитать более близких к себе людей, но в сущности обязаны их предпочитать. Здесь галаха предлагает принцип избирательной любви.

Но существует сфера, где этот принцип не только не работает, но его применение является преступным. В частности это связано с некоторыми ситуациями, когда решается кому жить, а кому умереть. Так, галаха запрещает отдавать на смерть одного человека вместо другого, и даже одного вместо многих людей.
Существует выбор, перед которым во время Холокоста стояли тысячи, возможно десятки тысяч людей, когда они узнавали, что их близкий родственник оказывается в списке осужденных на смерть. Они могли бы подкупить капо, и в список попал бы какой-то другой, - не близкий, а далекий и совершенно неизвестный им человек. Но Галаха однозначно запрещает так поступать, говоря что “его кровь не краснее твоей”.

С этой точки зрения избрание народа, избрание общины совершенно закономерное явление, которое ничему не противоречит. Бог любит евреев и египтян как свой образ, как людей - совершенно одинаково. Однако избирает он именно евреев. В трактате Мегила (10) рассказывается, что после того как Всевышний вынес суд потопить египтян в Тростниковом море, то ангелы хотели воспеть хвалу. Всевышний ответил им: “Творения рук Моих погибают, а вы вознамерились петь передо Мной хвалу!”

А вот что по поводу этого суда говорится в Зогаре (в связи со стихом: “и было перед наступлением утра” (Шмот 14.24): “В небесном суде шел спор: почему египтяне должны погибнуть, а перед евреями должно море расступиться? Ведь перед Всевышним они одинаково грешны, и те и те – идолопоклонники, и те и те предавались разврату, и те и те проливали кровь. И Всевышнему трудно было обойти это обвинение и совершить чудо. Когда же наступило утро, оно напомнило об Аврааме, который чуть свет с поспешностью встал, чтобы исполнить веление Всевышнего и принести в жертву сына. И тогда воды моря расступились”.


Духовный банк

Итак, в чем-то Всевышний не различает между потомками Адама и потомками Авраама, а в чем-то различает. Однако это отличие потомков Авраама от всех прочих людей не природное, а сущностное. В основе его избрания лежит не случайное пристрастие, а уникальный подвиг. Ведь Авраам посвятил Всевышнему свой род. При этом стоит отметить, что избранная на основе жертвенности Авраама еврейская община как раз довольно выгодно отличается от заведомо “универсальных” конфессий, отличается именно подлинностью своего универсализма.
Действительно, не секрет, что та или иная обособленность характерна всем вероисповеданиям. Во всяком случае нетрудно заметить, что повсюду праведники одной конфессии заступаются за грешников именно из этой же, “своей” конфессии, и при этом безразличны не то что к грешникам, но даже и к праведникам - смежникам из другого исповедания. Так, например, православная церковь, молясь во время литургии за других людей, не мыслит себе большего “расширения” нежели “за всех православных христиан”.

Избрание Израиля в этом отношении имеет гораздо более благоприятный вид. Так, когда иудаизм утверждает, что мир держится на 36 еврейских праведниках, то он имеет ввиду именно мир, а не только Израиль. А в Иерусалимском храме приносились жертвы не только за евреев, но и за все 70 народов мира. В самый священный день еврейского календаря Йом-Кипур, в самых священных молитвах “Амида” произносится мольба за все творение включая все создания (даже тварей - “каждый дышащий”).

Итак, мы видим, что дополнительность любви избирательной и любви уравнивающей лежит в основе иудаизма, как лежит она (хотя и неосознанно) в основе любой конфессиональной обособленности. В этой обособленности нет решительно ничего дурного, если она не перерождается в сектантство – т.е. в полное отрицание смысла других исповеданий.
Подобно тому как в конечном счете экономика любого национального государства интегрирована в мировую экономику, так же сопряжены духовность традиционная с духовностью “общечеловеческой” (не вдаваясь здесь в вопрос, в чем она состоит). Это общее правило, и в этом отношении конфессиональную и общечеловеческую солидарности можно уподобить банковской системе. Существуют отраслевые и национальные банки, но существуют и банки международные. Они не отрицают и не нарушают взаимного функционирования. А ведь конфессия - это именно банк, духовный банк, банк заслуг.
Действительно, нельзя не заметить, что любые наши духовные достижения создаются за счет щедрых кредитов. В детстве в человека терпеливо вкладывают его родители и учителя, сами же они в свою очередь поддерживаются духовными авторитетами своего поколения, связанными с мудрецами предшествующих эпох. Эта цепочка непосредственных духовных инвестиций неподдельна и уходит к истокам религий.

В качестве примера того, как работает эта система духовного кредита, я хочу привести события недавнего прошлого. В 70-х годах пылали страсти вокруг вопроса, куда направится выпущенный из-за “железного занавеса” еврей - в Израиль или в США. Страсти эти, по сути, были обусловлены именно этим обстоятельством - “моральным долгом”, использованием “духовных кредитов”.
В самом деле, евреям, выпущенным из “империи зла”, было резонно задаться вопросом: за какие такие заслуги они, эти парии советской системы, получили вдруг неслыханную привилегию пересекать “железный занавес” наравне разве что с номенклатурной верхушкой? Почему вдруг их выделили, отметили и на Востоке и на Западе? Чем они примечательны? Почему тысячи природных русских людей, решившихся уйти через финляндскую или турецкую границы - отправлялись в лагеря, а еврей мог легально покинуть СССР? Вход в коммунизм стоил копейку, но за выход приходилось платить рубль. Откуда у них, рядовых советских граждан, нашлись вдруг такие суммы?

Разумеется, никто не претендует на исчерпывающий ответ. Но некоторые причины лежали на поверхности и были заметны любому. Евреев выделили (как коммунисты, так и капиталисты), во-первых, благодаря заслугам тех, кто создал государство Израиль, а значит и тех, кто погиб в катастрофе. А во-вторых, благодаря тому, что евреи традиционно были обособленной группой. Иными словами евреев можно было выпускать, не превращая этого явления в общее правило. Наоборот, любой другой человек, добивающийся выезда, должен был превращаться в еврея, т.е. выезжал исключительно по израильскому вызову.
У “алии” были, разумеется, свои герои, но разве не ясно, что главным образом исход 70-х годов оказался возможен за счет традиционной обособленности еврейства и крови все тех же шести миллионов, воплотившейся в еврейском государстве? А поэтому справедливы были и страсти вокруг того, куда направится человек, в США, или в Израиль. Во всяком случае ясно, что тот, кто воспользовался в ту пору (речь, разумеется, идет только о том периоде и той ситуации) этими “кредитами”, но отправился не в Израиль, а в какую-то другую страну, должен был чувствовать, что ему придется расплачиваться под высокий процент. Иными словами он должен был как-то специально оправдывать и обосновывать свое присутствие именно в США.

Все люди существуют за счет каких-то духовных инвестиций, как общечеловеческих, так и конфессиональных. Все могут точно указать источник своего духовного богатства. Евреи возводят свою цепочку к тем, кто стоял у горы Синай, и далее к Аврааму, Ицхаку и Иакову, возводят свое происхождение к жертвенной любви Авраама, приведшей его некогда на гору Мориа с тем, чтобы принести в жертву своего единственного сына, Ицхака. Родиться евреем, родиться из этой жертвенной любви - это значит прийти в мир с солидным духовным капиталом. И прежде всего в этом заключается смысл слов Зогара, что именно эта заслуга Авраама позволила отличить его потомков от египтян.

И еще одна деталь. Через тысячелетия после того как история о жертвоприношении Ицхака была записана и оглашена во всем мире, потомки Ишмаэля вдруг заявили, что по их сведениям, это именно их отца, а не отца евреев (Ицхака) Авраам был готов принести в жертву. Сегодня мусульманская община сгорает от ненависти к общине еврейской. И мне трудно объяснить эту ненависть чем-либо другим кроме того, что эта община существует без действительного духовного покрытия, что она приписывает себе несуществующие заслуги.

Обсудить статью на форуме

Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»

  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel