Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Тора

версия для печати
Последняя селекция
13 Сентября 2003
В недельном чтении “Ки таво” приводятся благословения и проклятия, которые уготовал Вс-вышний Израилю в зависимости от того, как народ поведет себя, прибыв в землю Кнаан.

“И будет, если ты будешь слушать голоса Господа Б-га твоего, чтобы соблюдать и исполнять все заповеди Его, которые я заповедую тебе ныне, то поставит тебя Господь Б-г твой выше всех народов земли” (Дварим, 28:1).

“И будет, если не будешь слушать гласа Господа Б-га твоего, чтобы строго исполнять все заповеди Его и уставы Его, которые я заповедую тебе ныне, то придут на тебя все проклятия сии и постигнут тебя” (Дварим, 28:16).

В этом перечне благословений и проклятий обращают на себя внимание два пункта. Во-первых, этот перечень предполагает охватить все множество ситуаций, в которых может оказаться человек. Об этом ясно свидетельствуют слова: “Также всякую болезнь и всякий удар, о которых не написано в книге Торы этой, наведет их Господь на тебя” (Дварим, 28:60). А во-вторых, мы явно имеем здесь дело с коллективной ответственностью. Описаны именно национальное процветание и национальные бедствия, хотя соблюдает и нарушает заповеди каждый еврей в отдельности (разумеется, существуют и чисто общественные заповеди, но в данном отрывке подразумеваются не только они). Об этой “коллективной ответственности” и хотел бы я поговорить.

Из приведенных в главе “Ки таво” благословений и проклятий мы ясно видим, что Израиль судится как один человек, что все евреи связаны между собой. Традиция многократно подчеркивает это положение. Так в трактате Санэдрин (27) сказано: “Все сыны Израиля ответственны друг за друга”. В “Ваикра Рабба” говорится: “Плод красивого дерева (этрог) - это Израиль: как в этроге есть вкус и запах, так и в Израиле есть люди, сочетающие Тору с добрыми делами. “Ветви финиковой пальмы” - это тоже Израиль: как в финиках есть вкус, но нет запаха, так и в Израиле есть люди, у которых есть Тора, но нет добрых дел. “Ветвь древа густолиственного (мирт)” - и это Израиль: как в мирте есть запах, но нет вкуса, так и в Израиле есть люди, у которых есть добрые дела, но нет Торы. “Речные вербы” - и это Израиль: как в вербе нет ни вкуса, ни запаха, так и в Израиле есть люди, у которых нет ни Торы, ни добрых дел. Что же Господь Пресвятой делает с ними? Погубить их нельзя. Вот и сказал Господь: пусть все они будут связаны вместе, так что одни будут искуплением других”.

Также сказал рабби Шимон бен Иохай: народ еврейский “подобен единому телу и единой душе... Один из них согрешил - все несут наказание, как сказано: “Вот Ахан, сын Зерахов, нарушил заклятие, а гнев был на весь Израиль, и он не был единственным человеком, умершим за свое беззаконие” (Иегошуа, 22:20). Страдает один из них, а чувствуют это все, поэтому сказано: “Израиль - овца, рассеянное стадо” (Иеремея 50:17), как если у овцы болит один из органов, все прочие органы чувствуют это, так и Израиль: один страдает, а чувствуют все”. (Мехилта де-р.Шимон б.Йохай).

Но в пределе этот подход означает, что не только грехами и исполненными заповедями делятся евреи, но и самими своими судьбами.


Культура ненависти

В этой связи уместно отметить, что приведенные слова Торы: “Также всякую болезнь и всякий удар, о которых не написано в книге Торы этой, наведет их Господь на тебя, пока не будешь истреблен” (Дварим, 28:60), некоторые раввины трактуют, как предсказание о Катастрофе европейского еврейства.

Этот предельный ужас, по их мнению, не предсказывался. Он был скрыт.

Но что такого особого было в тех испытаниях? Чем так примечательна судьба жертв Катастрофы? Разве любая насильственная смерть, или даже просто смерть от рака менее мучительна, чем смерть в газовой камере?

Дело не в физических страданиях. Дело в той культуре дегуманизации, в создании той астрономической отдаленности одного человека от другого, которую задала нацистская ненависть к евреям. Лагеря уничтожения находились недалеко от европейских столиц, но они были призваны выражать трансцендентную изгнанность евреев из жизни.

В трактате Таанит (10-а) говорится: “Учили мудрецы: Египетская земля - четыреста верст на четыреста верст, и это одна шестидесятая от Куша, а Куш одна шестидесятая от вселенной, а вселенная одна шестидесятая от сада, а сад одна шестидесятая от Эдена, а Эден одна шестидесятая от Преисподней. Выходит, что весь мир - словно крышка от горшка для Преисподней”
Таково было мироощущение во времена Талмуда. Но нацистские лагеря уничтожения безгранично расширили бездну ада, фактически придав ей совершенно новые масштабы. Аллегория с пространством напрашивается здесь сама собой. Так переживший нацистские лагеря писатель Жан Амери в таких словах характеризовал самоощущение еврея в лагере смерти: “Все арийские узники, хотя и оказались в одной пропасти с нами, евреями, стояли выше, более того, были отделены от нас расстоянием в несколько световых лет”.

Нацисты создали между собой и евреями такую безграничную дистанцию, которую еще никогда ни одно человеческое существо не создавало по отношению к другому человеческому существу. И лагеря уничтожения являлись зримым выражением этой действительности. Ни один раб ни в римской империи, ни в Египте никогда не был так далек от аристократа, как был удален еврей от нациста.

Нацисты задали такой предел этическому пространству, который до того был знаком лишь религии в отношении Вс-вышнего. До нацизма столь отдален, столь трансцендентен мог быть только Б-г.

Йосеф Менгеле, прозванный ангелом смерти и прославившийся своими чудовищными вивисекционными опытами, очень любил самолично проводить в Освенциме селекции. При этом он пользовался специальным жезлом, имитирующим “посох пастыря”. Своими селекциями Менгеле совершенно сознательно пародировал образ, взятый из знаменитой молитвы на Йом Кипур: “Как пастырь, проверяющий стадо свое, проводит овец под посохом своим, так и Ты - проводишь и исчисляешь, определяешь и учитываешь души всего живого, решаешь судьбу всякого создания и подписываешь приговор. В Рош-Ашана приговор записывается, а в День Поста Искупления скрепляется печатью”.

Учитывая уникальность преступления и исключительность момента, эта жуткая пародия обретает свой зловещий буквальный смысл. Через эту селекцию, как в своем роде последнюю селекцию, как последнее испытание придется пройти всем, кто всерьез надеется встретиться с Живым Б-гом.

Люди не хотят знать про Катастрофу, они предпочитают развлекаться. Это их право. Однако это право не освобождает их от обязанности сознавать, что они не увидят Вс-вышнего, не разделив не только счастливые и благополучные судьбы, но и судьбы тех, кто проходил селекции Менгеле и истязался на его вивисекционном столе.

Оказаться на последнем суде, на последней селекции страшнее, чем на селекции в Освенциме. Но можно поручиться, что та последняя селекция включит в себя ужас той, которую изведали миллионы европейских евреев.

По-видимому, на каком-то этапе всем сынам завета придется пройти через все, что пережили другие сыны завета.

Как бы то ни было, та форма, в которой излагаются благословения и проклятия в главе “Ки таво”, предполагает, что все сыны Израиля являются одним субъектом, что все они ответственны друг за друга.

Кому-то повезло, кому-то нет, но в последнем счете все пройдут через все - и через все доброе и через все худое.


Сущность философской задачи

Однако законы всеобщей ответственности, действующие внутри Израиля, в определенном аспекте распространяются на все человечество. Это общее положение иудаизма выражено в следующих словах мидраша: “Возлюби ближнего как самого себя”. Сказал Рабби Акива - это наивеличайший принцип Торы. Сказал Бен-Азай: “Вот родословная Человека” - это принцип еще более велик” (Сифра Гл.2 Кдошим 7).

Но не только евреи признают, что единство Израиля и единство человеческой семьи - это одно и то же единство. Во всяком случае, с какого-то момента эта истина распространилась и среди принявших Библию народов.

Каждый человек сокрыт в каждом, и каждый человек представлен в каждом. Все человечество - это один соборный человек, представленный миллиардами людей.

Эта идея, легшая в основу христианства (один праведник принимает на себя ответственность за все человечество) переосмыслилась в Новое время уже в совершенно еврейском духе и вернулась к европейцам в качестве идеи всеобщей ответственности всех за каждого.

Мысль о всеобщей связи человечества провозглашалась европейскими авторами неоднократно. Например, эта мысль проводится в романе Хемингуэйя “По ком звонит колокол”, само название которого взято из стихотворения Джона Донна, выбранного эпиграфом к этому роману: “Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе; каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе”.

Лев Шестов в своей книге “Добро в учении гр.Толстого и Ф.Ницше” отметил: “Белинский в одном из своих частных писем говорил: “Если бы мне удалось влезть на верхнюю ступень лестницы развития, я и там попросил бы вас дать мне отчет во всех жертвах условий жизни и истории, во всех жертвах случайностей, суеверия, инквизиции, Филиппа-II и пр. и пр. - иначе я с верхней ступени бросаюсь вниз головой. Я не хочу счастья и даром, если не буду спокоен на счет каждого из моих братьев по крови”. В этих немногих и простых словах выражена сущность философской задачи”.

Итак, судьба одного несчастного является судьбой всех людей, и вхождение в эту солидарность является “сущностью философской задачи”.

Жизнь каждого (сохраненного для вечности) члена общины оказывается жизнью всех других. Она должна оказаться доступной другому вплоть до самоотождествления.

Так должно получаться исходя из общих соображений. Но существует ли какой-либо мистический опыт, отражающий это переживание?


Coming back

Я никогда не слышал, чтобы о мистических переживаниях такого рода повествовала традиция. Однако некоторые внешние опыты невольно побуждают размышлять именно в этом направлении.

В последние десятилетия, особенно в США, чрезвычайно широко стала использоваться практика “воспоминаний прошлых воплощений”.

В книге Раймонда Муди “Coming back” (“Возвращение назад”) ученый описывает разные опыты такого рода “воспоминаний”, извлекаемых с помощью гипноза.

В этих опытах поразительно именно то, что человек отождествляет себя с другими лицами самых разнообразных эпох и культур безо всяких ограничений. В этих опытах вы можете оказаться в жизни первобытного человека, средневекового врача, конторского служащего XIX века, эскимоса, никогда не видевшего белых людей и т.д. и т.п.

Муди (сам испытавший такой опыт) признает, что данные сеансы не подтверждают существования феномена реинкарнации. Еще бы! Ведь гипнотическая формула в явном виде навязывает такую концепцию. Иначе эти картины и воспринять невозможно. Диспозицию однозначно задает гипнотизер, слова которого Муди в своей книге приводит: “Я попрошу представить, почувствовать, что вы поднимаетесь из вашего тела в этот прекрасный день. Вы подниметесь над собой на несколько сотен футов. Из этой точки вы будете постепенно опускаться, пока снова не ступите на землю. Но на этот раз когда ваша нога ступит на землю, вы обнаружите себя в прежней жизни. В опыте это будет ощущаться как жизнь, которую вы вели когда-то в прошлом. До вашего рождения”.

Не удивительно, что при таком внушении человек будет воспринимать увиденное как “предыдущее воплощение”, подобно тому как он будет считать себя Фишером, если ему внушить, что он Фишер.

Из того, что приводится в самой книге, сказать можно только то, что отождествление происходит по принципу близости проблем. Муди пишет: “Образы и истории, с которыми человек возвращается из регрессий, с годами могут измениться. Пациент всегда способен воспроизвести любую из прошлых жизней, но, изменившись сам, может оказаться в регрессии в новой, ранее не испытанной “прошлой жизни”.

Муди делает вывод, что человеку идут на пользу “воспоминания о прежних переживаниях”. Но человеку идут на пользу знакомства с любым жизненным опытом, в том числе и с чужим. Почему нужно делать вывод, что это именно мой прежний жизненный опыт?

Против того, что речь идет о перевоплощении, говорит кстати еще и то обстоятельство, что нередко “прежние жизни” воспринимаются в третьем лице.

Но главное, что “воплощение” здесь совершенно избыточно, потому что в рамках идеи персонального единства человеческой семьи человек и без того тождественен со всеми людьми. Таким образом, вера в реинкарнацию ложна в своей основе. Она ложна, потому что идет против основной “философской задачи”, профанирует и обесценивает ее.

Однако чем действительно ценны опыты “редукции”, так это именно тем, что в них человек может отождествиться с человеком любой культуры и эпохи. Т.е. он действительно ощущает себя братом всех людей, действительно как бы сдирает с себя свою культурную оболочку, выявляя пласт той последней глубинной культуры, которая раскрывает “сущность философской задачи” и которая по своему смыслу противоположна нацистской культуре.

В этом отношении опыты “редукции” очень ценны и интересны. Возможно, они предвосхищают тот момент страшного суда, тот момент Последней селекции, когда все обменяются судьбами всех и вернутся обогащенными к самим себе. И это уже будет истинным “возвращением назад”.

Арье Барац
(www.abaratz.com)
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»

  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel