Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Тора

версия для печати
Квантовая теология
23 Июля 2004
Теория Раскольникова

В недельном чтении “Дварим” Моше пересказывает народу события, имевшие место во время его сорокалетнего пребывания в пустыне. Среди прочего Моше возвращается к истории уничтожения целых народов: “И выступил Сихон против нас, он и весь народ его, для войны в Яаце. И предал его нам Господь, Б-г наш, и мы поразили его и сынов его и весь народ его. И завоевали мы в то время все города его, и истребили всякий город с населением и женщин и детей, и не оставили никого в живых” (Дварим, 2:34).

Как мы выяснили в прошлый раз, истребляя своих врагов, Израиль действовал по велению Вс-вышнего и в соответствии с “международными конвенциями” тех времен. Как мы хорошо знаем, многочисленные современники тех событий сами стремились вырезать Израиль, но вовсе не за нарушение “международных конвенций”.

Между тем многие нынешние правоведы и международные организации очень часто обвиняют Израиль именно в попрании “общечеловеческих норм”. Как мы помним, долгие годы сионизм квалифицировался ООН как расизм. Это обвинение сегодня формально снято. Между тем считать иудаизм расизмом продолжают весьма многочисленные европейские интеллектуалы, в том числе и правозащитники.

Дэвид Дюк, бывший член Палаты Представителей от штата Луизиана, являющийся ныне одним из самых активных американских антисемитов, именует себя Президентом Организации Европейско-Американского Единства и Правозащиты. Это стремление откровенного расиста вписаться в правозащитное движение, когда дело касается евреев, весьма характерно.

Еще сам создатель критической философии Иммануил Кант призывал к “эвтаназии” иудаизма. А ведь если кто и задал идейную базу правозащитной деятельности, так это именно Кант, провозгласивший: “поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству”.

В основе европейских ценностей лежит категорический запрет на любое использование одним человеком другого. Защита прав человека, т.е. защита от какого бы то ни было использования людей в качестве средств, представилась священной миссией множеству честных людей.

Соответственно осуждению подверглись любые учения, в которых в явной форме отвергалась бы идея самоценности человеческой личности, в особенности же учения, провозглашающие ценностную градацию различных групп людей. В качестве классического примера такого рода учений можно привести идею Раскольникова, изложенную в романе Достоевского “Преступление и наказание”: “Люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда: на низший (обыкновенных), то есть, так сказать, на материал, служащий единственно для зарождения себе подобных, и собственно на людей, то есть имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово... если ему надо, для своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, по совести, может, по-моему, дать себе разрешение перешагнуть через кровь”.

Расизм является лишь одной из разновидностей этого общего подхода. Для расизма “низшие” люди и “собственно люди” различаются по национальному признаку. Иногда расистская идея проявляет себя в идее выведения “высшей расы”, которая будет превосходить нынешнее человечество. В своеобразной форме эта идея высказывалась Фридрихом Ницше. Она также проскальзывает у многих оккультистов, и особое развитие получила в учении “Нью-эйдж”. Автор “Сектоведения” А. Дворкин пишет: “Ньюэйджеры полагают, что результатом рождения “новой эры” будет возникновение “нового человека”. Возглавлявшая Ассоциацию гуманистической психологии Джин Хаустон замечала, что это будет скачок, сравнимый по своим масштабам с расстоянием между неандертальцем и современным человеком. В результате глобальной трансформации сознания на планете возникнет раса человекобогов”.

Как известно, именно эта идея (а вовсе не немецкий национализм) лежала в основе нацисткой идеологии. Авторы исследования “Утро магов” Луи Повель и Жак Бержье пишут: “В Сталинграде не коммунизм восторжествовал над фашизмом, или, вернее, произошло не только это. Если взглянуть с более отдаленной позиции, то есть с той точки, откуда можно оценить смысл таких грандиозных событий, то это наша гуманистическая цивилизация остановила грандиозное разрастание другой цивилизации, люциферовской, магической, созданной не для человека, но для “чего-то большего, чем человек”.

Авторы не указывают, из какого источника они взяли этот оборот “что-то большее, чем человек”, но оборот этот весьма характерен. Кантианская максима, легшая в основу “гуманистической цивилизации” и ее правосознания, по существу признает, что человеком нельзя быть ни в меньшей, ни в большей мере. Им можно только быть или не быть. Человеческая личность - это квант бытия.

Никакой сын Адама не может быть большим человеком, чем любой другой человек. Таков первый постулат квантовой теологии. Человек - это образ и подобие Б-га. Поэтому если кто-то и может быть больше человека так это только его Создатель. Однако прежде чем рассмотреть вопрос соразмерности Человека и Б-га, обратимся к тем подозрениям в расизме, которые питают по отношению к иудаизму некоторые правозащитники.


Вторая душа

Прежде всего следует отметить, что идея самоценности человеческой личности лежит в основе иудаизма и была провозглашена им за тысячи лет до Канта. С предельной ясностью эта идея высказана в трактате Талмуда Санэдрин (37-а): “Адам был создан единственным... ради мира между людьми, чтобы не говорил человек человеку: “Мой отец больше твоего” и чтобы выразить величие Пресвятого. Ибо человек чеканит много монет одним чеканом и все они похожи друг на друга. А Царь над царями царей отчеканил всех людей чеканом Первого Человека, но ни один из них не похож на другого. Поэтому каждый должен говорить: Ради меня создан мир”.

Однако последовательно ли сам иудаизм придерживается этого принципа? Действительно ли он считает, что отец евреев не больше отцов других народов? “Президент Организации Европейско-Американского Единства и Правозащиты” Дэвид Дюк, так не считает. В своей книге “Еврейский вопрос глазами американца” Он пишет: “Знаком истинно правоверного хасида или ортодоксального еврея, равно как и многих других евреев, является несомненная ненависть по отношению к неевреям”. Дюк утверждает, что люди “всех рас считаются “отбросами” божественных существ высшего порядка такими талмудистами, как основатель любавического Хабада рабби Шнеур Залман”. В подтверждение своих слов Дюк приводит известное место из “Тании”, в котором говорится: “Души неевреев происходят от остальных, совершенно нечистых клипот, в которых нет добра совершенно, как сказано в книге “Эц хаим” (49:3): “Все добро, что творят язычники, творят они лишь ради себя”.

Легко можно понять человека - и еврея и нееврея - которого вышеприведенное высказывание искренне возмутит. Между тем это возмущение - плод некоторого недоразумения. Действительно, если сопоставить приведенное высказывание “Эц Хаим” с высказываниями отцов церкви, например: “добродетели язычников суть блестящие пороки”, то возможно, оно воспримется несколько в другом свете. Христанские авторы на протяжении веков утверждали, что по своей человеческой природе, т.е. в своем первозданном языческом обличии они безгранично порочны. Вот, например, что говорил Мартин Лютер: “В нас нет ничего доброго, но и мы сами и то, что мы имеем, все тонет в грехе... Все что содержится в нашем уме, - сплошное заблуждение и слепота. Поэтому человек творит только одну скверность, заблуждение, злобу, грех”.

При этом христиане, правда, считали евреев столь же грешными как и себя, если даже не более грешными. Однако прозревали они эту греховность в свете своей веры в одного из евреев, которого сочли исключительным праведником.

Иудаизм, разумеется, не претендует на то, что Израиль непогрешим, но вместе с тем самоощущение тотальной греховности чуждо еврею. Каждый благочестивый иудей, встав ото сна, повторяет слова молитвы: “Б-же! Душа, которую Ты дал мне, чиста она”. И что-то за этим опытом безусловно стоит.

То изречение “Тании”, которое Дюк приводит как образец еврейского расизма, продолжается следующими словами: “У каждого еврея, как праведника, так и грешника, есть две души, как сказано: “И души Я сотворил”. Одна из них связана со стороной мира, называемой клипа и ситра ахра.... Вторая душа, отличающая каждого еврея - частица безграничной Сущности Б-га свыше” (Гл 1-2).

Это высказывание вовсе не означает, что еврею надлежит мыслить себя “чем-то большим чем человек”. Избрание Израиля не только не отрицает его равенства с другими народами, но как раз предполагает его. Как мужчина выбирает себе жену среди женщин (а не среди, ослиц и скульптурных изваяний), так и Вс-вышний выбирает Израиль именно среди народов (а не среди людей, животных или камней). Однако выбрав Израиль и заключив с ним союз, Вс-вышний выделяет своего избранника, и в совместной с ним жизни безусловно наделяет его некоторыми собственными качествами. Ведь брачный союз (которому пророки уподобляют союз Израиля с Б-гом) предполагает единство и сопряжение душ, даже при всем том, что супруги остаются каждый в своей обособленности.

Именно в этом “брачном” смысле естественно проинтерпретировать следующие слова “Тании”: “Даже самые пустые из пустых и грешники, которые есть в народе Израиля, одарены в момент брачного единения (породившего их), по крайней мере ступенью души нефеш от нефеш сфиры Малхут мира Асия, т.е. самой нижней ступени мира Асия стороны Кдуша” (Гл 18).

Нельзя поручиться в том, что это единственное возможное понимание. Как мыслится в хасидизме “вторая душа” - вопрос не простой, и признаюсь, вне данной темы “еврейского расизма” я бы едва ли вообще стал его касаться. Однако заранее ясно, что как бы хасиды не мыслили “вторую душу”, они мыслят ее менее “богочеловеческой”, нежели христиане мыслят душу Иисуса. А если христианство не видит Иисуса “суперменом”, то и из каббалистической идеи не получится сделать другого вывода относительно всего Израиля. Вера в то, что каждый еврей имеет Б-жественную душу, которая в полной мере раскрывается в деяниях праведников Израиля (число которых по меньшей мере тридцать шесть), не более расистская, чем вера в то, что Б-жественная душа имеется лишь у одного еврея.

Действительно, христиане, считающие Иисуса “кем-то большим чем человек”, одновременно провозглашают, что он нарочно умалился и стал как человек, причем для того, чтобы умереть за людей. Но тем самым утверждается, что ценность жизни “богочеловека” не выше ценности жизни простого смертного, как сказано: “Ибо так возлюбил Б-г мир, что отдал Сына Своего единородного” (Ин 3:16).

Таким образом, христиане исповедуют, что существо, созданное по образу и подобию Б-га, столь же ценно, как и сам Б-г, во всяком случае, как человек, вмещающий в себя Б-жественную душу. Но тем самым христиане (в отличие от нацистов, нью-эйджеров и прочих язычников) задают второй постулат квантовой теологии: “богочеловек”, т.е. тот кто вроде бы по определению “больше чем человек”, на деле не больше его. Подобие Б-жественного образа оказывается подобно Ему также и по своей ценности.

Но придерживается ли этого постулата иудаизм? Считает ли он, что обладатель “второй души” не более ценен, чем обладатель только одной души? Я не сомневаюсь, что на этот счет можно услышать разные мнения. Однако показательной, на мой взгляд, в данном случае является галаха.

В этом отношении я бы хотел обратиться к исследованию, произведенному равом Шаулем Исраэли - бывшим главным раввином ешивы религиозных сионистов “Мерказ а-Рав” и членом Верховного раввинского суда. В своей книге “Амуд Ямини” рав Исраэли рассматривает вопрос правомочности проведения операций по ликвидации террористов, в ходе которых могут пострадать мирные арабские жители (Речь не идет о военных действиях в состоянии войны, а об операциях разведки в мирное время. Во время войны, враг не получает иммунитета за спиной своих же женщин и детей согласно еврейскому закону. - прим. ред.). При этом он затрагивает более базисную проблему, связанную с запретом даже под страхом смерти совершать три преступления: идолослужение, кровосмешение и убийство. В связи с убийством в Гемаре сказано: “Один человек пришел к Рава и сказал ему: Сказал мне градоначальник: ступай убей некоего человека, а если не сделаешь так, то я убью тебя. Что мне делать? Ответил ему: пусть убьют тебя, но сам не убивай. Кто сказал тебе, что твоя кровь краснее, или что кровь того человека краснее твоей? Не замещает одна душа другую и не существует человека, которому было бы разрешено спасти свою жизнь благодаря убийству другого” (Санэдрин, 74-а; Йома, 82-б).

Р.Шауль Исраэли показывает, что этот закон распространяется только на евреев в том смысле, что от нееврея Тора такой самоотверженности не требует. Нееврею запрещено проливать человеческую кровь, так же как и еврею (Берешит, 9:6), однако все же не под страхом смерти. Если для спасения собственной жизни инородец убивает другого человека (в том числе еврея), то Тора не вменяет ему это в грех.

Однако при этом рав Исраэли решительно спорит с теми, кто на этом основании полагают, будто бы под страхом смерти еврей может убить инородца. Рав Исраэли доказывает (стр 186-190), что данный еврею запрет убивать другого человека для спасения собственной жизни не ограничивается Израилем и распространяется на все человечество. Следует отметить, что рав Исраэли признан среди религиозных сионистов “посеком”, т.е. высшим духовным авторитетом, постановления которого обладают законодательной силой.

Тем самым мы видим, что “вторая душа” добавляет ответственность, а не сообщает привилегии; мы видим, что наличие “второй души” не превращает еврея в “собственно человека”, возвышающегося над людьми “низшими”, которыми позволительно жертвовать. Напротив, “вторая душа” призвана пожертвовать собой, и уж никак не делает кровь еврея более красной.

Христиане могут, правда, не согласятся с иудейской оценкой - в древней церкви принцип “умри, но не преступи” по отношению к трем упомянутым грехам лежал в основе исповедания. Но христианам я бы в этой связи еще раз напомнил, что их совесть пробуждена благодатью, а не по природе такова. Тора же имеет в виду совесть природного человека. В любом случае я бы привел христианину слова апостола Павла: “Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, иудея, потом и эллина. Напротив, слава, и честь, и мир всякому, делающему доброе, во-первых иудею, потом и эллину!” (Рим 2:9-10).
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»


  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel