Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Тора

версия для печати
У границ иудаизма
25 Декабря 2005
Йосеф и братья

В недельной главе “Ваешев” рассказывается история продажи Йосефа его братьями в Египет: “Йосеф семнадцати лет пас с братьями своими мелкий скот, будучи отроком, с сыновьями Билы и с сыновьями Зилпы, жен отца его. И доводил Йосеф худые слухи о них до отца их. А Израиль любил Йосефа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его; и сделал ему разноцветную рубашку. И увидели братья его, что отец их любит его более всех братьев его; и возненавидели его и не могли говорить с ним дружелюбно. И приснился Йосефу сон, и рассказал братьям своим, и они еще более возненавидели его. И сказал он им: выслушайте сон этот, который мне приснился. И вот, мы вяжем снопы среди поля; и вот, поднялся мой сноп и стал прямо; и вот, кругом стали ваши снопы и поклонились моему снопу. И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами? И еще более возненавидели его за сны его и за слова его. И приснился ему еще сон другой, и он рассказал сон его братьям своим, и сказал: вот, приснился мне еще сон, что вот, солнце луна и одиннадцать звезд поклоняются мне. И он рассказал отцу своему и братьям своим. И побранил его отец его, и сказал ему: что это за сон, что приснился тебе? Неужели придем, я и твоя мать, и братья твои поклонится тебе до земли? И завидовали ему братья” (Берешит, 37:2-12).

Итак, механизм вызревания ненависти братьев к Йосефу описан вполне убедительно. С одной стороны мы видим, что Йосеф был выделен отцом, с другой, видим уверенность Йосефа в своей исключительности и искреннюю убежденность братьев в том, что он ни в чем их не превосходит.

Йосеф оказался прав. Он возвысился, он стал спасителем своего семейства, стал вторым лицом в могущественном государстве, и братья поклонились ему. При этом Йосеф не испытывал неприязни к братьям и не помышлял им мстить, что, согласно иудаизму, является образцом отношения к ближнему.

В книге “Тания” (19) в этой связи говорится: “Мозг направляет свое влияние и власть над духом в сердце его, чтобы заставить его совершить прямо противоположное, и поступить с человеком, на которого обращены эти чувства, чрезвычайно мягко и дружественно, все снося от него терпеливо до последнего предела и не сердясь на него, сохрани Б-г, а также не отвечая ему тем же, сохрани Б-г, а напротив, на зло отвечая добром, как написано в книге “Зоар”, что этому можно учиться на примере того, как поступил Йосеф со своими братьями”.

Вместе с тем трудно не заметить, что народы в сущности ненавидят Израиль за то же, за что братья ненавидели Йосефа. Действительно, классический антисемитизм держится за счет убеждения народов в том, что с одной стороны у них с евреями один Отец, а с другой, что евреи ложно приписывают себе исключительную любовь этого Отца, и что на самом деле они жалкие “сновидцы”.

При этом как Иосеф не возненавидел братьев, так и Израиль далек от того, чтобы мстить народам, как сказано Рамбамом в “Законах царей” [в Мишне Тора] (12:4): “Не для того жаждали наши мудрецы и пророки наступления дней Машиаха, чтобы властвовать над всем миром или мстить народам, а также не для того, чтобы народы возвеличили их, и конечно же не за тем, чтобы есть, пить и веселиться, - а для того, чтобы могли без помех изучать Тору и познавать ее мудрость, дабы удостоиться жизни грядущего мира”.

И все же считается, что приведенное выше требование “Тании” быть снисходительным, подразумевает отношения внутри еврейской общины. Более того, в “Тании” имеется несколько высказываний, в которых неевреям фактически отказывается в наличии добрых начал.

На этом основании некоторые считают это учение расистским. Оставляя в стороне вопрос справедливости этих обвинений, я бы хотел отметить, что будучи выдвинутыми в адрес еврея, они крайне серьезны. Как я постараюсь показать, нельзя быть расистом и оставаться в рамках иудаизма.

Действительно, исходя из предложенной аналогии между Йосефом и братьями с одной стороны и Израилем и Церковью с другой можно сказать, что милосердие уместно не только по отношению к враждующему против тебя брату, но и вообще к любому человеку.

Израиль вполне мог бы себе позволить снисходительно относиться к некоторым антисемитам. Я имею в виду в первую очередь классических христианских антисемитов минувших эпох. В значительной мере их представления основывались не на лжи, а на совести, ограниченной возможностями культуры и разума. Они безжалостно поступали с евреями, как безжалостно поступили с Йосефом его братья, но как и братья, они были искренне убеждены в том, что имеют дело всего лишь с жалким “сновидцем”, а потому и заслуживают снисхождения.

Многие из них хорошо помнят слова Писания “камень, который отвергли строители, сделался главою угла” и с легкостью примут славу Израиля, когда она откроется им. Уже сегодня многие представители христианского мира полностью отказались от прежних антисемитских представлений и признали, что напрасно ненавидели своего брата, преимущественно возлюбленного Отцом. Как сказал папа Иоанн ХХIII: “Мы признаем теперь, что в течение многих столетий духовная слепота не позволяла нам увидеть красоту Твоего избранного народа и разглядеть в его лице черты наших первородных братьев… Прости нам проклятья, которые мы несправедливо произносили против евреев”.

Как сыновья Иакова искренне раскаялись в том, что продали своего брата в рабство, как они устыдились, увидев Йосефа возвеличившимся при дворе Паро, также раскаются и устыдятся многие христианские антисемиты минувших веков. И в лице современных христиан - сторонников Израиля - это раскаяние уже вступает в силу.

При этом важно понимать, что для этого раскаяния в наше время возникает дополнительный повод. Дело в том, что в наше время общая культура требует диалогического сопряжения со своим оппонентом, требует его оценки изнутри. Это значит, что современный человек не облаивает каждую появившуюся в поле его зрения культуру, как дворовый пес облаивает проходящих мимо прохожих, а вникает в суть и пытается привести эту веру в какое-либо взаимоотношение со своей.

Прежде чем высказать суждение о чужой вере, уважающий себя оппонент годами изучает источники, причем изучает именно в качестве их адвоката, а не прокурора. Современный человек берется за источники с намерением выявить в них все то положительное и оригинальное, что они содержат. Лишь когда эта работа проделана, он позволяет себе выносить суждение, прислушиваясь также и к мнению прокурора.

Лишь убедившись в том, что положительного в данном учении либо почти нет, либо этот позитив заимствован из катехизисов других вер, возникших веками ранее, он может вынести негативный вердикт.

Евреи имеют авторские права на основные истины откровения, и укорять их за то, что они в наш век хранят верность заповедям Вс-вышнего в том виде, в каком их получили несколько тысячелетий назад - это грубая недобросовестность.

Теоретические возможности современной культуры легко позволяют убедиться в вечности избрания Израиля, и неудивительно, что миллионы христиан сегодня открыто эту вечность исповедуют. Те же, которые отказывают Израилю в этой избранности, неизбежно скатываются к его демонизации, и как следствие этого - к духовному демонтажу собственной веры.


Призрак гностицизма

Убежденный антисемит Эразм Роттердамский как-то сказал, что в том, что касается враждебного отношения к евреям, то здесь “все мы - добрые христиане”. Но времена меняются, и христианин с антисемитским душком сегодня уже не может быть “добрым”. Неосведомленность, разумеется, даже и в наш век может служить извинением, но лишь до определенных пределов, когда эта неосведомленность не начинает “облегчать себе жизнь” всевозможными подтасовками и легендами.

Год назад на страницах “Вестей” Дов Конторер рассматривал некоторые писания дьякона Кураева, показывая, что его позиция, не оставляющая иудаизму места под солнцем, по существу ведет к разрушению основ его собственного христианства. Конторер справедливо отметил, что при всей своей враждебности к Израилю Церковь никогда не могла отказаться от так называемого “Ветхого завета”, не могла решиться на истребление евреев (при всем том, что другие религиозные диссиденты в средневековой Европе уничтожались). При этом Конторер пришел к следующему важному заключению: “Делаясь по отношению к еврейству безусловно враждебным, христианство немедленно превращается в кровожадный гностический миф. Для евреев и иудаизма это чревато новым массовым мученичеством, для христианства - единственной, но весьма существенной жертвой: абсолютной утратой себя. В этом плане замысел Гитлера относительно послевоенного упразднения христианства лишь дополняет, физически и политически, логику богословскую, метафизическую. “Убить и наследовать” иудаизм, подобно царю Ахаву, покусившемуся на виноградник Навота в Изреэльской долине, христианство не может. Если убить получится, то наследовать будет некому” (Вести-2 12.08.04).

Однако с этой точки зрения уместно рассмотреть и сам еврейский мир. Где пролегает его “красная черта” относительно демонизации народов, той демонизации, начала которой некоторые усматривают в “Тании”, а иные даже и в “Зоаре”?

Действительно, аналогичный искус скатиться к гностическому мифу знаком и иудаизму. Однако искус этот по существу никогда не овладевал еврейской душой целиком. То, что любой инородец является таким же образом и подобием Б-жием, как и еврей, является в иудаизме общепризнанной истиной, и споры лежат лишь в плоскости того, как понимать различие между евреями и народами. В качестве примера такого рода подхода я бы мог рекомендовать комментарий Магараля к словам “Пиркей Авот” “Любим человек, созданный по образу Б-га” из его книги “Дерех Хаим”.

Никакой еврей никогда не станет отрицать того, что среди народов мира имеются праведники, и что эти праведники имеют удел в грядущем мире. Кстати, для того чтобы признать, что такого взгляда придерживаются также и приверженцы ХАБАДа, достаточно напомнить, что они активно поддерживают движение ноахитов, то есть тех неевреев, которые пожелали исполнять семь заповедей сыновей Ноаха в их собственно иудейской интерпретации. Если бы хабадники действительно считали инородцев “нечистыми”, то наверно не стали бы “нести им свет Торы” и всесторонне поддерживать.

Как бы то ни было, но расизм, то есть утверждение, что нееврей - не человек, что только Израиль относится к людям - является для иудея эквивалентом такого же духового самоубийства, каким для христианина является маркионизм, отвержение “ветхого завета”.

Итак, иудею пристало снисходительно относиться к антисемитским выпадам тех христиан, которые считают Маркиона “первенцем сатаны”. Это братья, которые в свой час неизбежно раскаются в том, что преследовали “сновидца”.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»


  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel