Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Публицистика » мнение

версия для печати
Израиль сильный или Израиль слабый?
4 Июня 2006
Рассекречивание Национальным Американским Архивом Безопасности серии документов времён киссинджеровской дипломатии привело сторонников теории о том, что Израиль находится под абсолютной зависимостью от Америки, в состояние печальной эйфории. Эйфории - потому что они, якобы, доказали свою правоту. Печальной - потому что радоваться-то нечему.

И, тем не менее, если рассекреченные бумаги что-то доказали, то как раз диаметрально противоположное. А именно, что Америка, несмотря на усилия её дипломатии втиснуть Израиль “в границы 1967 года”, не смогла этого добиться на протяжении 30 лет, то есть до тех пор пока на израильский трон не вскарабкался Ариэль Шарон.

Однако начнём по порядку. Прежде всего вспомним, как движутся шестерёнки в машине американской внешней политики. Механизм этот очень прост. Все внешнеполитические решения принимает американский президент. То есть, именно он решает оказать военную помощь Израилю в тяжёлые моменты войны Судного Дня (президент Никсон) или нанести удар по Ираку (президент Буш). Но решение это принимается не с бухты-барахты, а как результат воздействия на президента целой группы сильных индивидуумов, имеющих далеко не одинаковые взгляды.

К их числу относятся вице-президент, министр обороны, советник по национальной безопасности, государственный секретарь, глава ЦРУ, лидер большинства в Сенате, и так далее. В результате в американской администрации постоянно идёт борьба между сторонниками сильного и слабого Израиля.

Среди этой группы политиков традиционно наиболее анти-израильскими были Государственные секретари, то есть представители Государственного Департамента. Никакой загадки в этом нет. Так как арабских и мусульманских стран несколько десятков, а Израиль - один, то количество дипломатов, связанных с мусульманскими и арабскими странами, во много раз превосходит число тех, кто получал израильские назначения. Побывавшие в арабских странах дипломаты подпадают под обаяние традиционного арабского гостеприимства и атаки ярой анти-израильской пропаганды. В результате любой американский государственный секретарь, заступая на этот пост, автоматически получает в своё распоряжение исключительно проарабски настроенную организацию.

Редким исключением на этом фоне был произраильски настроенный Александр Хейг. Но и этому феномену есть объяснение: Хейг пришёл в дипломатию из рядов американских генералов. То есть из той группы, где Израиль всегда котировался исключительно высоко. Недаром американские министры обороны почти все без исключения поддерживают сильный Израиль.

К сожалению для Израиля, Хейг был госсекретарём всего один год (январь 1981 - июль 1982), но именно Александр Хейг, единственный среди американских влиятельных лиц, выступил в защиту еврейского государства после уничтожения иракского ядерного реактора в Осираке. Когда президент Рейган назавтра после атаки Израиля провёл срочное заседание Совета национальной безопасности, на котором Израиль подвергся сильнейшему осуждению, Хейг не побоялся оказаться в гордом одиночестве, отстаивая свои взгляды. Он сказал: “Господин президент, у меня нет сомнений, что когда наступит момент истины, мы все будем на коленях благодарить Б-га за то, что Израиль сделал то, что он сделал”.

Этот день настал в 1991 году после завершения американо-иракской войны в Заливе или так называемой операции “Буря в пустыне”. Сразу же после победы американский вице-президент Дик Чейни направил письмо тогдашнему израильскому послу в Америке Давиду Иври, в своё время руководившему операцией по уничтожению иракского ядерного реактора. В письмо была вложена снятая со спутника фотография разбомблённого иракского реактора с подписью: “Если бы не вы [Израиль], операция “Буря в пустыне” не была бы успешной”.

А теперь вернёмся к Киссинджеру, чьё отрицательное отношение к Израилю обуславливалось не только постом Госсекретаря, но и его еврейским происхождением. Как подавляющее число придворных евреев, он опасался быть заподозренным в нелояльности, а посему всегда предпочитал “ошибиться” в пользу противников Израиля. Так, еврей Киссинджер был среди тех, кто задерживал создание воздушного моста между Америкой и Израилем, в то время как христианин Хейг (тогдашний начальник шатаба Белого Дома) нашёптывал на ухо Ричарду Никсону, что промедление с поставкой оружия Израилю смертельно опасно для еврейского государства.

И опять же, главное слово в противостоянии сторонников и соперников Израиля в американской администрации сказал президент Никсон. Хейг вспоминает в своих мемуарах: “12 октября я доложил президенту, что Израиль уже потерял 500 танков, то есть почти треть из всех у него имевшихся. Я также проинформировал президента о недопустимости задержки установления авиамоста. В тот же день Никсон вызвал Киссинджера и Шлессингера [министра обороны] в Овальный кабинет и… продемонстрировал свою президентскую власть, отвергнув все отговорки. Он потребовал от Киссинджера полный перечень оружия и военной техники, необходимых Израилю. Киссинджер предоставил такой список. “Удвоить всё это”, - сказал Никсон - “а теперь идите прочь и, чтобы всё было сделано немедленно”.

Рассекреченные бумаги показали, что Киссинджер был типичным представителем госдепартамента, для которого гораздо важнее было окно в арабский мир, чем беспокойство о мощи Израиля. Во время встречи с министром иностранных дел Ирака Са’дуном Хаммади 17 декабря 1975 года он сказал: “Нам не нужен Израиль для влияния на арабский мир. Наоборот, Израиль причиняет нам больше вреда, чем добра в арабском мире… Мы не можем обсуждать существование Израиля, но мы можем уменьшить его размеры до исторических пропорций. Я не согласен [с Вами], что Израиль является постоянной угрозой. Как может быть 3-миллионый народ постоянной угрозой? У них сейчас есть техническое превосходство. Но даже немыслимо допустить, что народ с богатствами, умением и традициями арабов не сможет добиться той мощи, какая ему необходима. Так что я думаю, что через 10-15 лет Израиль будет наподобие Ливана - бороться за своё существования, не имея никакого влияния в арабском мире… Если на повестке дня существование Израиля, то не о чем говорить. Но если речь о более нормальных границах, то мы можем сотрудничать”.

Госдепартамент всегда подходил к вопросу арабо-израильских отношений с чисто количественной меркой. В этом плане несколько десятков арабо-исламских государств однозначно имели превосходство над Израилем. Даже то, что Израиль был верным другом Америки, воспринималось с подозрением. Недаром Киссинджер сказал Хаммади: “Израильтяне надеются, что арабы вернутся к ситуации 1967-1973 годов, когда Сирия и Египет придерживались антиамериканской линии. И они могли говорить, что они - единственные американские друзья на Ближнем Востоке. Мы хотим других друзей, чтобы у них не было такого аргумента”.

Не только Киссинджер, но и все американские госсекретари последних лет - Бейкер, Пауэлл, Олбрайт, Райс - упорно пытались напроситься арабам в друзья за счёт интересов Израиля. Однако эти попытки наталкиваются на коренное противоречие, то самое, о котором Хаммади сказал Киссинджеру: “Ваше превосходительство, Ваша и наши точки зрения различны. Вы - за существование Израиля, мы - против. По этому вопросу, я не думаю, что мы достигнем согласия”.

И, тем не менее, госдепартамент продолжает гнуть свою линию. Он уверен, что Израиль, втиснутый в границы 1967 года, в конце концов, будет благосклонно воспринят арабами, и на Ближнем Востоке наступит мир. Анти-израильская атмосфера в этом американском министерстве не позвляет его представителям понять, что слабый Израиль (а именно таким он станет, если сбудется мечта киссинджеров) будет не только большой обузой для Америки, но и очень заманчивой мишенью для арабских стран. И в результате неутихающая вражда арабов к Израилю выльется не в мир, которого все с таким нетерпением ждут, а в разрушительную войну.

А поэтому хорошо, что на американского президента воздействуют не только государственные секретари. И в то же время плохо, что Израиль до сих пор не научился пользоваться этим в своих интересах. Ведь в начале правления Буша среди тех, к кому он прислушивался, были такие апологеты Израиля, как Чейни, Рамсфельд, Вулси (бывший глава ЦРУ, чья статья 23 мая в The Wall Street Journal, где он не оставляет камня на камне от ольмертовского плана сдачи земель Иудеи и Самарии арабам, говорит сама за себя).

Предсказание Киссинджера о превращении Израиля за 10-15 лет в слабое государство, борющееся за своё существование наподобие Ливана, не сбылось. Израиль развил поселенчество в Иудее, Самарии и Газе, усилил свою мощь и достиг потрясающих успехов в науке и технологии, став в этом плане одной из ведущих держав мира. Казалось страна уверенно смотрит в будущее. Но беда нагрянула не со стороны американского госдепартамента, а изнутри самого Израиля.

Потерявшие сионистские ориентиры и не имевшие еврейских ориентиров Перес, Бейлин и Рабин начали подрубать, а Шарон до конца обрубил корни, на которых строился Израиль, уничтожив поселения полосы Газы. А теперь ещё Ольмерт со своим планом дальнейшего разрушения поселений Иудеи и Самарии подлил масла в пламя пожара, угрожающего еврейскому государству. И самое страшное в этом пожаре то, что сторонники сильного Израиля в американской администрации и в Конгрессе будут не в состоянии чем-либо помочь. Их попытки залить огонь водой будут напрасны, коль сами израильские лидеры столь усиленно льют туда масло.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»


  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel