Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Тора

версия для печати
Скованная воля
7 Сентября 2007
“Ожесточение” и “обрезание”

В недельной главе “Ницавим” приводится такое любопытное пророчество:

“И приведет тебя Г-сподь, Б-г твой, в землю, которою владели отцы твои, и будешь ты владеть ею; и облагодетельствует Он тебя, и размножит тебя более отцов твоих. И обрежет Г-сподь Б-г твой сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы любить Г-спода Б-га твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, ради жизни твоей” (Дварим 30:6).

Аналогичные высказывания мы встречаем также в книгах Пророков. Так у Иеремиягу (31:32) сказано: “Ибо вот союз, какой заключу Я с домом Израиля после тех дней, - слово Г-спода, - вложу Я Тору Мою в глубину души их и в сердце их напишу Я его, и буду Я им Б-гом, а они будут Мне народом”.

Схожее высказывание мы встречаем у Иехезкеля: “И дам Я им сердце одно, и дух новый Я вложу в вас; и извлеку Я из плоти их сердце каменное, и дам Я им сердце из плоти, Чтобы заповедям Моим они следовали, и уставы Мои соблюдали, и выполняли их; и будут Моим народом, а Я буду их Б-гом” (11:19-21).

Как следует понимать эти слова? Ведь казалось бы, они противоречат центральной идее Синайского откровения - идее свободы воли.

Ведь смысл праведности состоит прежде всего в том, что она свободно человеком выбрана, а не кем-то необходимо навязана. Какая ценность в правильном поведении, если оно будет “написано (запрограммировано) в сердце”, а не свободно им сформировано? Не превратит ли человека это “вложение Торы в сердце” в своеобразного благочестивого биоробота?

Традиция иудаизма признает человека полным и всевластным сувереном своих поступков. В трактате Нида (16-б) мы читаем, что Г-сподь “решает над каплей, кто из нее произойдет - мужчина или женщина, слабый или сильный, бедный или богатый, низкорослый или высокий... а также решает все, что с ним (человеком) случится… Но будет ли он праведным или нечестивым - этого не решает, а отдает (выбор) в руки самого человека, одного его...”.

Рав Саадия Гаон говорит об этом еще определеннее: “Г-сподь Всемогущий обитающий в высотах Своих, никак вообще не влияет на поступки людей и не принуждает их. Он не склоняет людей ни к послушанию, ни к бунту. Это явствует из моих чувств, из моего разума и также из религиозного предания” (“Эмунот вэдеот” 4:4).

А вот, что пишет Моше Хаим Луцато: “Начало всего существующего - вверху, в высших силах, а конец - внизу. Однако есть одно исключение из этого правила: все, что касается человеческого выбора. Тв-рец пожелал, чтобы у человека была возможность свободно выбирать между добром и злом, и поэтому сделал его независимым в этом от кого бы то ни было” (Дерех Ашем, 5:4)

Как же тогда понимать приведенные выше слова Писания? Какое влияние способен оказывать Вс-вышний на свободную человеческую волю? Каким образом Он может ее Себе подчинить?

Прежде всего следует отметить, что вопреки внешнему сходству “положительное” влияние со стороны Вс-вышнего радикально отличается от “отрицательного” - от того “ожесточения сердца Паро”, которое описывается в книге “Шмот”: “Я ожесточу сердце Паро и умножу знамения Мои и чудеса Мои в земле Египетской. И не послушает вас Паро, и Я наложу руку Мою на Египет. И выведу полки Мои, народ Мой, сынов Израилевых, из земли Египетской великими казнями” (7:3-5).

Б-г всегда склоняет человека только к благу, и выражение “ожесточение, утяжеление сердца” не понимается буквально, но лишь как прекращение влияния в положительную сторону после того, как тщетность этого влияния достоверно подтвердилась.

Итак, Б-г не оказывает на волю человека негативных влияний. Однако это не значит, что этих внешних влияний на волю вовсе не существует.

И внешние положительные влияния со стороны Вс-вышнего, и внешние отрицательные влияния со стороны темных сил действуют таким образом, что очень часто человек их не замечает и воспринимает как свои собственные внутренние побуждения.

Человеку вообще бывает довольно трудно оценить, в какой мере его желания и мысли внушены ему со стороны или генерированы им самим. При этом с уверенностью можно сказать, что подавляющее число мыслей и желаний являются привнесенными, являются внешними наитиями, хотя и переживаются человеком как глубоко внутренние и собственные.


Рабство воли?

В первую очередь это касается воспитания, то есть тех прямых культурных влияний, с которыми человек порой до такой степени сживается, что воспринимает их как естественно-физиологические (как сказал Левинас, “никакая человеческая потребность не является, как у животного, однозначной. Всякая человеческая потребность уже истолкована культурой”).

Как правило, человек непосредственно не сознает, в какой мере его эстетические пристрастия и мировоззренческие предпочтения воспитаны в нем посторонними. Обычно он воспринимает их именно как собственные.

Между тем не менее могущественны также и потусторонние “интуитивные” и даже откровенно “астральные” влияния.

В этом отношении достаточно напомнить, что многочисленные поэты, композиторы и художники признают, что “самовыражаясь”, они черпают свои идеи и образы из иных миров, что вдохновение приходит к ним свыше.

Но почему тогда не могут быть “вдохновенными” также и поступки? Достойные поступки - свыше, а недостойные - снизу? Кто из людей хотя бы раз в жизни не почувствовал, что он поступает “по наитию”?

Шведский мистик Сведенборг утверждает, что “воля и разум человека управляются Г-сподом через ангелов и духов, а если разум и воля, то и все части тела... И даже если хотите этому верить, человек не может сделать ни одного шага без небесного наития. Многократным образом мне было доказано это на деле. Ангелам дано было направлять мои шаги, действия, язык и речь, как им захочется; они это делали посредством наития или влияния на мою волю и мысль, и я испытал, что сам по себе я был бессилен. После того они мне сказали, что каждый человек управляется или ведом свыше” (228).

Как же следует понимать эту почти тотальную подверженность свободного человека внешним влияниям - культурным, психологическим, астральным?

Одна из возможных аналогий такого рода взаимоотношений - образ суверена и его советников. Советники приводят доводы и внушают царю свои мысли и ценности. Влияние на царей как мудрых советников, так и всевозможных “распутиных” может быть огромным, но решение всегда принадлежит царю, ему одному.

Поэтому Сведенборг уточняет: “Не мысль внушается человеку духами, а только любовь и расположение ко благу или ко злу... человеку предоставлен выбор” (298).

В этой связи уместно заметить, что даже находясь под гипнозом, человек волен принимать или не принимать навязываемую ему линию поведения. Например, нормального человека нельзя загипнотизировать на совершение убийства (разве что обманом, то есть внушив ему, что он убивает врага в ходе боевой операции по спасению родины и т.п.).

В любой - даже гипнотической - ситуации человек должен быть внутреннее согласен с внешне навязанной ему ролью. И именно в этом контексте можно понимать встречающиеся в Писании слова об “ожесточении” и об “обрезании” сердец.

Слова о “вложении Торы в сердце” означают особое усиление Б-жественного влияния. Но это влияние имеет силу и смысл исключительно в том случае, если само сердце расположило себя этому влиянию подчинить, если оно готово превратить это влияние в свой собственный порыв.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»

  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel