Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Тора » еврейская философия

версия для печати
Спасение нееврея в субботу
6 Августа 2008
Два мнения

Все талмудические законы, делающие какое-либо различие между евреями и неевреями в гуманитарной сфере, были отменены еще в средневековье. Еврейской акушерке стало вменено в обязанность помогать разродиться нееврейской роженице в такой же мере, как и еврейской, и т.д. Со времен средневековья ни христиане, ни мусульмане не считались язычниками: если их жизни что-либо угрожало, их следовало спасать наравне с евреями, и на них не распространялись запреты, налагаемые Талмудом на общение с язычниками. В частности, клятвы христиан принимались при торговых сделках, а торговля с ними могла вестись накануне их праздников (что запрещено в отношении язычников).

И в то же время известный законодательный вакуум образовался. В частности, еврейское законодательство (уже в силу отсутствия всяких полномочий в этой области) не определилось в вопросе, как согласно Торе следует наказывать еврея, убившего христианина или мусульманина. Неопределенным по существу остался также и вопрос соотношения святости субботы и святости человеческой жизни.

Существует представительное мнение, согласно которому исходное воздержание от спасения нееврея в субботу было упразднено на тех же самых общих основаниях, что и все прочие законы, относящиеся к язычникам древности, то есть, что субботу нельзя нарушать ради спасения жизни идолослужителя, но ее следует нарушать ради спасения жизни монотеиста. Так, комментируя трактат Йома (84-б) (“июним”), рав Адин Штайнзальц поясняет, что “Амеири и здесь (в пункте спасения в субботу) придерживается мнения, что все, что сказано в Талмуде о народах, касается только идолослужителей древности, и что все верующие в единого Б-га приравниваются к Израилю”.

Рав Йуваль Шэрло в своей книге “Решут арабим” (стр 207) пишет в этой связи: “Если исходно Тора запрещает спасение нееврея в субботу, то какие этому могут быть причины? По-видимому, это может происходить по одной из двух причин, порождающих в наше время две разные галахические логики. Первая возможность состоит в правильном понимании отношения между человеческой жизнью и соблюдением заповедей… Человеческая жизнь высоко ценится иудаизмом, однако - это все же не высшая ценность. Приверженность Б-жественным заповедям порой требует от человека самоотверженности… Галахическая логика этого захода предписывает спасение инородца в наше время на основании общих законов спасения жизни и предупреждения вражды. Второе объяснение (того, что Тора исходно запрещает спасать инородца в субботу - А.Б.) может состоять в том, что неевреи не заслуживают спасения… Те, кто не только не спасали евреев, а напротив, губили их - нравственно поврежденные люди, и они не заслуживают того, чтобы ради них нарушали субботу. Очевидно, что если галахическая логика запрета спасения жизни нееврея в субботу именно такова, то в наше время неевреев следует спасать в субботу в силу слов Амеири, которые не раз приводили также и тосафисты, а именно, что теперь нет уже тех инородцев, которых имел в виду Талмуд”.

Итак, существует мнение, что суббота нарушается ради спасения жизни нееврея, потому что он заслуживает того наравне с евреем. И это мнение, разумеется, никакой проблемы не создает. Однако наряду с ним существует все же и другой подход, другая галахическая логика, о которой рав Шэрло упомянул первой (“предупреждение вражды”). Согласно этому мнению, поправка Амеири и тосафистов не распространяется на субботу. И в этой ситуации возникают определенные трудности.


Суббота или смерть?

Прежде чем рассмотреть это мнение, следует отметить, что в свое время этот вопрос вовсе не был однозначен даже в отношении самих евреев. Нарушение субботнего покоя согласно Торе карается смертной казнью (“кто осквернит ее - смерти да будет предан, …всякий делающий дело в день субботний, смерти да будет предан” Шмот 31:14-15). Поэтому не удивительно, что в древние времена находились евреи, которые предпочитали погибнуть, чем нарушить субботу. По крайней мере, это ясно видно из истории, описанной в первой книге Маккавеев (2:32-40), когда еврейские воины позволили врагу уничтожать себя в субботу, но сами не взялись за оружие: “Погнались за ними многие и, настигнув их, ополчились, и выстроились к сражению против них в день субботний, и сказали им: теперь еще можно; выходите и сделайте по слову царя, и останетесь живы. Но они отвечали: не выйдем и не сделаем по слову царя, не оскверним дня субботнего. Тогда поспешили начать сражение против них. Но они не отвечали им, ни даже камня не бросили на них, ни заградили тайных убежищ своих, и сказали: мы все умрем в невинности нашей; небо и земля свидетели за нас, что вы несправедливо губите нас. Нападали на них по субботам, и умерло их, и жен их, и детей их со скотом их, до тысячи душ. Когда узнал о том Маттафия и друзья его, горько плакали о них; и говорили друг другу: если все мы будем поступать так, как поступали эти братья наши, и не будем сражаться с язычниками за жизнь нашу и постановления наши, то они скоро истребят нас с земли. И решили они в тот день и сказали: кто бы ни пошел на войну против нас в день субботний, будем сражаться против него, дабы нам не умереть всем, как умерли братья наши в тайных убежищах”.

В трактате Йома (85-б) (ср. также Санэдрин 74-а) приводится несколько доводов в пользу того, что еврею позволительно нарушить субботу ради спасения жизни евреев. Причем только один из них был принят как основание для галахи - довод со ссылкой на слова Торы о важности выполнения заповедей: “будет выполнять их и жить ими” (Ваикра 18:5). Слова “жить ими” толкуются как “не умирать из-за них”. Не только суббота, но любая заповедь нарушается, если это может спасти жизнь (сказанное не относится к запрету идолослужения, убийства и кровосмешения, а также к ситуации, когда нарушение связано с отречением от веры). Однако при этом признается, что суббота может быть нарушена только ради того, кто ее соблюдает (см. например “Авода Зара” 26-б).

Другими словами, мудрецы нашли стих, позволяющий нарушить субботу ради спасения еврейской жизни, но не нашли такого стиха для спасения жизни нееврейской. Разумеется, подход этот предельно далек от расизма: с одной стороны ради спасения любого бушмена, принявшего иудаизм, суббота будет нарушена, а с другой - в спасении будет отказано тому биологическому потомку Иакова, который субботу не соблюдает (“цдуким”, “эпикоросы”, по некоторым мнениям, караимы). Как бы то ни было, согласно этой галахической логике, иудей не может нарушить субботу для спасения жизни неиудея, независимо от того, является ли тот грубым идолослужителем или утонченными монотеистом. Поэтому (как подробно повествует об этом Исраэль Шахак) даже в средние века, когда окружающие народы не считались язычниками, еврейские врачи добросовестно уклонялись в субботу от посещения пациентов-неевреев, прибегая к разного рода отговоркам. Помощь оказывалась только тогда, когда отказ мог вызвать враждебные чувства со стороны христиан. Со временем от практики отговорок полностью отказались, и в наше время оказание срочной медицинской помощи в субботу распространяется на нееврея в той же мере, как и на еврея. Однако мотив остается прежним. Исраэль Шахак приводит следующие слова из книги “Еврейское медицинское право”, составленной председателем иерусалимского раввинского окружного суда равом Элиезером Йехудой Валденбергом: “Согласно нормам Талмуда и другим источникам еврейского права, запрещено нарушать субботние запреты, чтобы спасти жизнь опасно больного пациента-нееврея. Аналогично, запрещено принимать роды у нееврейки в субботу… Однако сегодня позволено нарушить субботние запреты для спасения нееврея, поскольку это предотвращает возникновение враждебности между евреями и неевреями”.

Как поясняет Шахак, в этом издании обыгрывается допустимость какого-либо нарушения, если оно носит вторичный характер и не является самоцелью. Шахак пишет: “Врач должен решить, что целью медицинской помощи, оказываемой им нееврею в субботу, является не излечение его, а избавление себя и других евреев от обвинений в религиозной дискриминации, предотвращение мести неевреев, направленной против него самого и всех остальных евреев. В таком случае любое запретное действие медика становится “неправильно направленным”, то есть таким, чей практический результат является побочной, а не основной целью… Этот лицемерный суррогат “Клятвы Гиппократа” предложен в недавно изданной авторитетной книге на иврите”.

Здесь Шахак, пожалуй, впервые не соврал. Приведенная казуистика может вызвать недоумение не только у него, но и у непредубежденного к иудаизму человека. Ведь, во-первых, в основе Синайского откровения лежит весть о равной ценности всех сынов Адама, а во-вторых, апеллируя к предупреждению вражды, само это объяснение не только вражду не предупреждает, но как будто бы даже ее стимулирует. Можно понять Шахака, который, видя в иудаизме нагромождение нелепостей и расистских суеверий, стремится его всячески скомпрометировать. Но у раввинов-то какой в этом интерес? Уж если евреи все равно неевреев в субботу спасают, то не лучше ли это все-таки представить как-то более благообразно, не выставляя себя в глупом свете?


“Аварийный” мотив

Прежде всего следует отметить, что приведенная Шахаком “техника”, согласно которой врач призван мотивировать свои действия не заботой о больном, а задачей “избавления себя и других евреев от обвинений в религиозной дискриминации”, является почином исключительно рава Валденберга, стремящегося в конечном счете обусловить действия врача более “надежным” мотивом “угрозы жизни” (“пикуах нефеш”), к которому он пытается свести “предупреждение вражды” (“мишум эйва”). Как бы то ни было, никто кроме него подобных рекомендаций врачам никогда не давал, а современная галаха вполне довольствуется “предупреждением вражды” в ее чистом виде. Так, например, в фундаментальном галахическом кодексе “Тхумин” (том-17. стр 76), над составлением которого трудились сотни современных ортодоксальных раввинов, сказано: “Еврейские врачи, равно как и сотрудники любых аварийный служб, в наше время обязаны спасать в субботу так же и неевреев, для предупреждения вражды”.

Термин этот касается самых отдаленных последствий, касается общего отношения, и широко используется также и во взаимоотношениях между евреями, причем во взаимоотношениях, заведомо исключающих возможность “погромной” реакции (см. например Ктубот 46-б). Термин этот действительно несколько неблагозвучен и прямолинеен. Традиции известны и другие “патенты” улучшения базисных законов Торы касающихся отношения к народам, а именно “даркей шалом” (“ради мира”) и “хиллуль Ашем” (“во избежании поношения Имени Вс-вышнего”). Принцип “даркей шалом”, например, требует от еврея быть почтительным с инородцем наравне с евреем, а опасение “поношения Имени”, в частности, обязывает еврея вести с инородцем честные сделки, не обманывать его в имущественных вопросах, и возвращать ему пропажу. Эти термины, в отличие от “предупреждения вражды”, лишены какой-либо негативной коннотации, в них принимается во внимание человеческое достоинство неевреев, а также важность их чувств и мыслей относительно Б-га Израиля, являющегося также и их Б-гом. Задача еврея состоит в том, чтобы Б-г Израиля был прославляем в народах, а не поругаем среди них. И если исключительность субботы потребовала исключительного дополнительного повода для права ее нарушить, то это как раз не значит, что прочие мотивы не принимаются во внимание. Спасая нееврея в субботу, еврей руководствуется, всеми этими побуждениями, и в первую очередь, стремлением спасти человеческую жизнь (“тот, кто спас одну душу - спас целый мир”). “Предотвращение вражды” - это по сути самый последний “аварийный” мотив, счастливым образом санкционирующий реализацию всех прочих мотивов в практической сфере.

Таким образом то, что Шахаку (не без помощи изобретательных изысканий рава Валденберга) представляется лицемерной подменой цели средством, в пределе оборачивается крайним выражением приверженности этой самой цели. Ведь для того, чтобы спасти в субботу нееврейские жизни и выполнить при этом Тору, евреям приходится прибегать к аргументации, в определенной мере вредящей их собственной репутации.

Часто можно услышать, что законы рыжей телицы (оскверняющей и очищающей одновременно) представляют собой вершину иррациональности Торы, совершенно непонятной и потому соблазнительной для народов. Так, Раши (на Бемидбар 19:2) пишет: “Обвинитель (дурное побуждение) и народы мира насмешливо говорят Израилю: “Что это за заповедь и в чем ее смысл?”… Это предопределение, исходящий от Меня закон, и вы не вправе подойти к нему критически (Йома 67-б). Пепел красной телицы устраняет нечистоту. Почему же занимающийся приготовлением этого пепла становится нечистым? Предупреждая все вопросы, Писание говорит, что пред нами - “хок” (закон). И, как всякий закон Превечного, его надлежит исполнить и тогда, когда значения его мы постичь не можем”.

Но, быть может, нигде и ни в чем общий рациональный смысл так фронтально не сталкивается с иррациональными законами Торы, как в еврейской субботней скорой помощи неевреям, при обращении к первой галахической логике.

Иудаизм первым провозгласил коренное равенство всех людей (“Всесвятой создал человека одним, чтобы научить тебя, что тот, кто спас одну душу - спас целый мир” (Мишна Санэдрин 4:5) и “чтобы никто не говорил: мой отец больше твоего” Санэдрин 37-а). Иудаизм признает общую истину, согласно которой жизнь еврея не ценней жизни любого другого человека (Сифра: Кдошим 2:12; Магараль “Дерех хаим” 3:18. “Амуд а-Ямини” 186-190), но если вторая галахическая логика ограничивается ссылкой на эту ясную общую истину, то первая сталкивает ее с другим положением Торы, а именно с тем, что святость субботы может быть нарушена лишь ради спасения того, кто ее хранит. Согласно этому подходу, как те, так и эти слова - слова Б-га живого. “Предупреждение вражды” является в данной ситуации тем техническим средством, которое позволяет “взять на буксир” так же и всех тех, кто субботу не соблюдает.

Современная галаха обязывает врача-еврея спасать неевреев в субботу так же, как и в будни - это факт. Но мотивируя это “предупреждением вражды”, то есть сохраняя память о соответствующем запрете, эта галаха невольно свидетельствует важнейшую истину Торы - никому неподотчетную верховность Б-га Израиля. Спасая неевреев в субботу ради “предупреждения вражды”, евреи не просто стараются оградить свои “ценные жизни” от возможных нападок тех, чьи жизни “ценны несколько меньше”. Поступая так, они говорят приблизительно следующее: “Ценность еврейской жизни не выше нееврейской, так учит Тора, но при этом та же Тора не позволяет нарушать субботу ради спасения жизни того, кто сам субботу не соблюдает. Таков закон, и как и всякий закон Превечного, мы не вправе его игнорировать даже тогда, когда его значения мы постичь не можем. Такова воля Создателя, и мы относимся к ней со всей серьезностью. Мы не собираемся извиняться за это Его повеление, как не извиняемся ни за какое другое. Дорожа вашими жизнями и отношениями с вами, а также нисходя к вашему непониманию того, что воля Создателя не обязана быть рациональной, мы делаем все возможное, чтобы сблизить наши миры, пусть даже в чем-то это происходит в ущерб нам самим”.


Единство подходов

Так, по существу, говорят сторонники первой галахической логики. Но на мой взгляд, это все же не единственный их возможный ответ, и уж тем более не последнее слово еврейской традиции в целом. Последнее слово в этом вопросе принадлежит Санэдрину, который когда-нибудь еще восстановит свою деятельность. Только он уполномочен заполнить накопившийся за века юридический вакуум в понимании статуса народов, тем или иным образом просвещенных светом Синайского откровения, и окончательно установить, который из двух галахических подходов является истинным. Между тем даже в настоящее время, и даже в рамках первой галахической логики имеются возможности представить ситуацию в несколько ином свете.

В Псикта де-рав Кахане приводится история о том, как некий инородец пришел к рабби Йоханану Бен-Заккаю и попросил у него разъяснений, касающихся рыжей телицы. Раби Йоханан преподал ему какое-то “естественное”, приемлемое для него объяснение. Инородец удалился, вполне довольный ответом. Между тем, оставшись наедине с учениками, удивленными его ответом, раби Йоханан следующим образом разъяснил парадоксальные свойства рыжей телицы: “Ни мертвое тело не оскверняет, ни вода не очищает, но так повелел Г-сподь пресвятой, и мы не вправе нарушать Его повелений”.

Теоретическое обоснование спасения нееврея в субботу выглядит сегодня уязвимым местом иудаизма, позволяющим антисемитам приписывать ему расистский подход. Как я пытался показать, обвинения эти спорны: во-первых, речь не идет о генофонде, а во-вторых, в упаковке заботы о еврейской жизни скрывается также и полноценное стремление спасти жизнь инородцев. Но тогда во избежание недоразумений, иудаизм в полном праве предложить народам не то объяснение, которое он дает себе (в рамках рассматриваемой галахической логики), а то, которое бы могло удовлетворить сами эти народы: жизнь любого человека ценнее субботы (“суббота вручена вам, а не вы субботе” (Йома 85-б), “тот кто спас одну душу - спас целый мир” (Мишна Санэдрин 4:5).

Но только если рабби Йоханан привлек отговорку, то в данном случае все было бы совершенно открыто и честно. Все евреи, какой бы галахической логики они не придерживались, вправе объявить, что они спасают неевреев в субботу на том же самом основании, что и самих себя. Во-первых, такой подход в иудаизме действительно присутствует (Амеири), а во-вторых, поставленная альтернативным галахическим подходом цель - “предотвращение вражды” по-настоящему достигается только в том случае, если евреи спасают неевреев ради них самих, а не ради себя. Другими словами, понятие “предупреждение вражды” в наш век призвано быть расширено и истолковано таким образом, чтобы уже никто не мог приписать ему расистский подтекст.

Возвращаясь к Исраэлю Шахаку и его опусу “Еврейская история, еврейская религия: тяжесть трех тысяч лет”, мне остается лишь подчеркнуть, что обоснование спасения неееврея в субботу - единственное приведенное в этой книге обвинение против еврейской традиции, которое можно серьезно рассматривать. Все остальное - плод больного мнительного воображения. В “Тяжести трех тысяч лет” имеются также и другие главы: “Преступления на сексуальной почве”, “Деньги и собственность”, “Неевреи в земле Израиля” и пр. Каждый “довод” и “свидетельство”, приводимые в этих главах - это либо утративший силу закон, либо мелкое передергивание и полуправда, либо просто выдумка, иногда, впрочем, вызванная непониманием вопроса, или пониманием крайне поверхностным. Глава “Отношение к христианству и исламу” содержит, впрочем, также и правдивые сведения, но, к сожалению, автор умалчивает, что речь идет о защитной реакции евреев, на протяжении веков демонизировавшихся и преследовавшихся церковью. Мне представляется излишним разбирать каждый мелкий навет этого великого “правозащитника”, объясняющего “угнетение палестинцев” - “иудейской ненавистью к гоям”. Я ставил своей задачей лишь опровержение самых кощунственных и опасных обвинений, связанных с вопросом жизни и смерти.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»

  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel  

Взять кредит наличными деньгами. Дополнительные скидки, отзывы - наборы для вышивания крестиком. Авторские схемы, необычайные иконы.