Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Публицистика » мнение

версия для печати
Покаяние или Препарируя Шарона (часть вторая из 3)
1 Декабря 2004
Начало

Сразу же после объявления о намерении создать новую политическую партию Шарон начал нападки на “Ликуд”. Он заявил на пресс-конференции в Тель-Авиве: “Альтернатива (то есть “Ликуд”) ничуть не лучше правящей партии”! Бензиман пишет, что он сказал присутствовавшим на пресс-конференции журналистам, что “Для него политическая партия - это лишь средство [для достижения цели], а не сама цель. Шарон заявил, что он не может верить в политическую структуру, которая потеряла своё содержание. Если хорошие идеи не могут быть осуществлены в рамках определённой структуры, будет совершенно правомерно искать альтернативные средства”.

Зная ретроспективно, что Шарон стал лидером “Ликуда” интересно отметить, что он “заверил присутствовавших, что ни при каких обстоятельствах не вернется в “Ликуд”, даже если его собственные политические попытки [создания партии] провалятся”.

Шарон не только пообещал не возвращаться в “Ликуд”, но и занял “умеренную политическую линию с намерением придать своей партии оттенок стремления к миру и готовности идти на уступки для его достижения”. Он хотел представить избирателям свою партию “Шломцион” как солидную и уважаемую организацию и поэтому “вёл переговоры с разными политиками, демонстрируя готовность к компромиссам и к изменению своей политической позиции”.

Среди прочих Шарон обратился к хорошо известному политику левого лагеря Йоси Сариду и попросил о встрече. Он предложил Сариду присоединиться к партии “Шломцион” с гарантией, что тому будет предоставлен второй номер в партийном списке. Сарид спросил: “Как ты себе представляешь, чтобы мы появились в одном списке, когда наши позиции так разнятся?” Шарон ответил, что уверен, что публика меньше интересуется вопросами внешней политики и конфликта с арабами, чем внутренней политикой и социальными вопросами. “Мы оба беспокоимся о благосостоянии народа Израиля. Между нами по сути нет большой разницы” - сказал Шарон скептически настроенному Сариду.

Будуший лидер МЕРЕЦа Сарид был не единственным левым политиком, которого обхаживал Шарон. Он также пытался присоединить к “Шломцион” небольшую Независимую Либеральную партию, чья голубиная позиция ни для кого не была секретом. Когда её лидер Моше Коль спросил Шарона, кого он собирается послать на переговоры, Шарон ответил: “Подожди и увидишь”.

Следующие несколько абзацев из книги Бензимана необходимо процитировать слово в слово. Они обязательны к прочтению для каждого, кто хочет понять сегодняшнюю готовность Шарона расстаться с исконно еврейской землёй. Итак, послушаем Бензимана: “Ко всеобщему удивлению, в качестве представителя Шарона появился знаменитый журналист Амос Кенан, известный своими крайне голубиными взглядами и ратующий за полное признание прав палестинцев. Когда его спросили, как он может увязать свою поддержку Шарона хоть с чем-нибудь, во что он верит, он ответил, что они хорошие друзья, и он убеждён, что Шарон может оказать существенное воздействие в лучшую сторону на достижение перемен необходимых стране.

Роль Кенана как посредника Шарона на этом не кончилась. Шарон попросил его организовать встречу с Ясером Арафатом или его заместителями… Предварительная встреча была назначена в Париже, но в последний момент лидеры ООП отказались от этой возможности.

...Голубиная позиция Шарона достигла такого уровня, что даже подтолкнула главного пропагандиста свободного и независимого палестинского государства Ури Авнери на обсуждение его возможного присоединения к “Шломцион”.

Наверное, здесь необходимо сделать паузу, чтобы читатель мог перевести дыхание. Можно не сомневаться, что лишь очень немногие из читающих сегодня эти абзацы знали о заигрывании Шарона с Йоси Саридом и Ури Авнери, а также о том, что Шарон пытался встретиться с Арафатом в то время, когда тот уже был смертельным врагом еврейского государства.

Однако повествование Бензимана не только позволяет увидеть в полной красе абсолютное отсутствие у Шарона идеологических принципов, но и ясно показывает, что его сегодняшняя политика “тяжёлых уступок” с обещанием “никогда не жертвовать безопасностью израильских граждан” имеет своего предшественника. Как пишет Бензиман: “В обсуждениях с Кенаном Шарон согласился передать весь Западный берег (Бензиман подразумевает Иудею и Самарию - прим.ред.) под суверенитет палестинцев (Бензиман подразумевает арабских обитателей Эрец Исраэль - прим. ред.) при условии, что все вопросы безопасности останутся под контролем Израиля”.

Трудно сказать, что было бы сейчас с Шароном и с Израилем, если бы его флирт с левым лагерем оказался успешным. Однако несмотря на то, что в переговорах с Независимыми Либералами он “не боролся ни за один из ключевых принципов, которые так громко отстаивал при создании “Шломцион”, объединение не состоялось. Не состоялось потому, что, в отличие от Шарона, лидеры Независимых Либералов ценили свои принципы и были обеспокоены тем, что “прежние декларации Шарона представляют слишком серьёзный риск для их зрелой и уважаемой партии”.

Когда его попытки привлечь на свою сторону политиков и группировки левого лагеря провалились, Шарон резко сменил свой курс. Бензиман пишет: “Он теперь стал изображать себя опекуном ультра правых сил, навечно преданным принципам национализма. Он говорил о необходимости расширения еврейских поселений на Западном берегу и серьёзно предупреждал о неизбежной войне, которая ‘неминуемо начнётся летом или осенью’”.

Шарон встретился с лидерами Гуш Эмуним - “главными сторонниками идеи “Великого Израиля”. Однако те, зная по-видимому о прежних заигрываниях Шарона с левыми политиками, отказались официально его поддерживать. “Шарон в гневе заявил, что он не хочет больше видеть и слышать ‘этих проституток’”.

Вскоре, чувствуя что “Шломцион” вряд ли получит в Кнессете больше, чем минимальные два мандата, Шарон впал в отчаяние. Поэтому, позабыв о торжественных обещаниях “в “Ликуд” ни ногой”, он занялся обеспечением своего личного политического будущего, начав переговоры с “Ликудом”. Переговоры эти особого успеха не имели, так как лидеры Либеральной партии, членом которой Шарон ранее состоял, а затем благополучно ее предал, упорно противились включению “Шломцион” в список “Ликуда”. В конце концов, когда Шарону стало ясно, что “Ликуд” представит список без “Шломциона”, он согласился на все условия “Ликуда”. Это значило, что “Шарон получит 6-ой номер в новом списке “Ликуда”, а остальным кандидатам из “Шломцион” будут выделены в списке нереальные места с 47-го по 51-е”.

Однако история на этом не закончилась. Когда Шарон на всё согласился, лидеры “Ликуда” умудрились путём всяческих проволочек предотвратить объединение “Ликуда” с “Шломцион”. Шарон не успел в срок дозвониться до Ицхака Шамира, который должен был внести изменения в список, и список “Ликуда” поступил в избирательную комиссию без “Шломциона”. Шарон был очень разочарован. Когда Бегин позвонил ему и сказал, что не сумел убедить своих коллег принять Шарона, тот ответил: “Я теперь больше чем когда-либо убеждён в правильности своего решения уйти из “Ликуда”. Любой, кто был свидетелем грязных маневров “Ликуда”, знает, почему невозможно объединять усилия с этой партией”.

Когда “Ликуд ” одержал победу на выборах, а “Шломцион” получил свои минимальные два мандата, Шарон позвонил Бегину, чтобы поздравить его. “Твоё место с нами” - ответил Бегин.

Круг замкнулся. Блудный сын, послушав совета Бегина и в письменном виде признав свои грехи перед лидерами Либеральной партии, вернулся в “Ликуд”, который до этого так тщательно вымазывал грязью. С партией “Шломцион” было покончено. Она выполнила свою роль, и в ней больше не было нужды.

Бензиман пишет: “Те, кто вступили в “Шломцион” как в политическую организацию в надежде создать новую политическую партию, способную привнести изменения, были разочарованы. Им следовало прислушаться к предупреждениям тех, кто говорил, что Шарон использует людей в своих личных интересах, а потом сбрасывает, как ненужную карту. Они поняли, что лидерство “Ликуда” сохранится за “Херутом”, и, учитывая плохое состояние здоровья Бегина, Шарон готовится к битве, чтобы стать его приемником. Ничто не могло остановить Шарона. Ту же энергию и целеустремлённость, которые он вложил в создание своей партии каких-то шесть месяцев тому назад, он сейчас направил на её уничтожение”.

Шарону предстояло не только демонтировать “Шломцион”, но и отремонтировать собственный облик, которому был нанесён ущерб в результате братания Шарона с левыми политиками. Шароон прекрасно понимал, что, если он хочет быть наследником Бегина, его дорога к абсолютной власти должна лежать только через “Херут”. Бензиман пишет, что Шарон должен был “стать полностью ассимилированным в “Херуте”. Поэтому он начал прилежно обхаживать руководство “Херута”, создавая впечатление, что он является самым преданным сторонником идеологии “Херута”.

Окончание следует



Начало
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»

  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel