Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Публицистика » мнение

версия для печати
Не допустить непоправимый раскол
3 Января 2005
Выступая 26 апреля 2004 года в Иерусалиме на Международном Конкурсе Знатоков Торы израильский премьер-министр Ариэль Шарон сказал: “Темой конкурса нынешнего года был стих из Книги Псалмов ‘Твоя доброта воцарится навечно’. Этот стих можно расценивать, как пожелание, но я предлагаю, чтобы мы восприняли его, как обязующий закон. Наш мир не будет сам собой основываться на доброте, и он сам по себе не превратится в мир, где относятся с вниманием и состраданием к бедняку и к слабому, к незнакомцу и к инвалиду, к старцу и к вдове. Это мы должны привнести принцип доброты в наш мир, в общество, в котором живём”.

Прекрасные слова, которым можно только аплодировать. Доброта и единство народа - именно те два важнейших компонента, в которых Израиль так отчаянно нуждается. Причём тот же Шарон упомянул об отсутствии единства среди евреев в самом начале своей первой каденции, когда сказал в интервью с Ари Шавитом 12 апреля 2001 года: “Много лет тому назад я наблюдал, как палестинские рабочие садились в кружок кушать и каждый из них клал то, что принёс с собой из дома, в центр круга, а затем с достоинством каждый из них брал то отсюда, то оттуда, и все сидели вместе. Что же касается нас, каждый из нас садится по отдельности и ест только свою пищу”.

Казалось бы, основываясь на понимании Шароном ключевых проблем нависших над еврейским народом, можно было ожидать, что он примет их во внимание в своём поиске методов лечения израильского общества. Увы, как и большинство политиков, Шарон не придаёт никакого значения своим собственным правильным словам и, принимая сиюминутные политические решения, совершенно не задумывается о том, какой урон будет нанесён обществу в перспективе.

6 июля 2004 года, всего через шесть недель после своей речи на Конкурсе Знатоков Торы, очевидно, позабыв о своём “обязующем законе” и намерении “превратить Израиль в мир доброты”, Шарон насильно запихнул своё решение об изгнании всех евреев из еврейских поселений полосы Газы в глотки своих министров.

Игнорируя собственный призыв “относиться с вниманием и состраданием к бедняку и к слабому, к незнакомцу и к инвалиду, к старцу и к вдове”, которые счастливо жили в поселениях Газы, большинство из которых были созданы 20-30 лет тому назад на земле, с которой не был изгнан ни один араб, Шарон не только дал сигнал к разрушению цветущих еврейских поселений, но и безжалостно разворошил с трудом заживавшую рану на шатком единстве, существовавшем в стране.

В течение почти четырёх тяжелейших лет израильские евреи противостояли единому врагу в жестокой террористической войне, развязанной против них палестинскими арабами. Евреи Гуш-Катифа и Хадеры, Тель-Авива и Хайфы, Карней-Шомрона и Нетании были одним народом, атакованным общим врагом. Теперь этому положен конец. Решение Шарона изгнать евреев из Газы и четырёх поселений северной Самарии (в этой статье не обсуждается наличие или отсутствие в этом решении политических плюсов или минусов) привело к резкому усилению уже существующих в израильском обществе противоречий, сделав “поселенцев” изгоями общества и обеспечив, что существенная часть израильтян всегда будет относиться к ним не с чувством доброты, а с ненавистью и негодованием.

Уже сегодня количество злобных статей в израильской прессе, изливающих ненависть на “поселенцев”, возросло в экспоненциальном масштабе. Причём особое беспокойство должен вызывать тот факт, что к хору ненависти, кроме давно известных поселенце-ненавистников, присоединились вполне респектабельные журналисты.

Конечно, ни для кого не стали сюрпризом резкие обличительные статьи в “Гаарэц” Гидеона Леви, где он писал: “Тем, кто взывает к симпатии по отношению к поселенцам, мы должны заявить, что они не заслуживают симпатии, так как сами никогда не относились с уважением к чувствам других. Нет и никогда не было в истории государства более разрушительного и аморального предприятия, чем поселенческая деятельность”. И, конечно, вряд ли кого-то поразило, когда в унисон ему Ури Авнери написал о поселенческой деятельности, что “более четверти века израильское общество позволяло раку разрастаться бесконтрольно”.

Однако появление на страницах “Гаарэц” подобных статей, вышедших из под пера Ари Шавита, должно вызывать шок. К примеру, он написал: “На протяжении долгого времени у нас было основание демонстрировать понимание по отношению к поселенцам. Было основание для разговора с ними, для ведения с ними диалога. С этим покончено... Выбор должен быть сделан между Израилем и поселенцами”.

Шарон сказал в своей речи на Конкурсе Знатоков Торы: “Мы должны действовать согласно завету пророка Исайи, который объединяет человеческое сострадание с общей ответственностью, как он говорил ‘когда ты видишь раздетого человека, одень его, и не прячься от своих собратьев’ (58:7)”. Вопреки этим словам, сам Шарон спрятался от своих собратьев.

Ещё совсем недавно отдававший заслуженную дань поселенцам Газы, Шарон сделал разворот на 180 градусов. Он даже не удосужился провести какую-либо серьёзную дискуссию в обществе, чтобы определить, как сможет дальше существовать страна, если будет принято решение об изгнании евреев из их домов. Он не дал людям задуматься, что произойдёт с еврейским государством, если оно откажется от основного принципа, на котором зиждется вся его постройка - от поселенческой деятельности. Он просто принял решение и, не долго думая, как бульдозер, рванул вперёд.

Безусловно, не из сострадания Шарон решил создать специальное подразделение, состоящее из 2000 солдат, на которое будет возложена миссия изгнания евреев из их домов. Израильские газеты поделились с читателями информацией о том, что это “специальное подразделение осуществит насильственную эвакуацию поселенцев. Оно будет действовать в рамках сил полиции и тренируется только для проведения эвакуации”.

26 декабря 2004 года газета “Йедиот Ахронот” написала в статье под заглавием ‘Полиция Готовится к Насильственной Эвакуации’: “Полиция намерена приобрести оборудование, предназначенное для применения израильской полицией и подразделениями пограничной полиции, которые будут принимать участие в эвакуации поселений полосы Газы и северной Самарии. …Это оборудование включает в себя сотни новых дубинок, дюжины лошадей и автомобили с водяными пушками”.

Неужели мы не понимаем, какой ужас скрывается за словосочетаниями “специально подготовленными для эвакуации” и “насильственная эвакуация”? Что случилось с нашими сердцами? Как мы дожили до такого дня, когда израильская пресса, как о само собой разумеющемся, пишет о том, что евреев будут “специально готовить” для того, чтобы они жестоко обращались с другими евреями, и эта информация воспринимается с гробовым молчанием? Особенно с учётом того, что израильских солдат обучают буквально сдувать пушинки с их врагов.

Профессор права из Гарварда Алан Дершовиц в своей речи в университете Беркли 29 апреля 2004 года рассказал о слушаниях в Комиссии по Этике Армии Обороны Израиля, которые он незадолго до того посетил. “Член Комиссии, профессор этики сказал, что израильское правительство имеет право взвешивать происходящее и оценивать жизнь израильских солдат выше жизни гражданского населения врага. Однако израильский генерал, участвовавший в обсуждениях, возразил и сказал, что израильский солдат обязан умереть, если это необходимо для спасения жизни гражданского лица, даже если это гражданское население врага”.

Коли так, может быть, солдат специальных подразделений, которых тренируют для насильственного изгнания своих собратьев, будут обучать готовности умереть, когда гражданское еврейское население поселений применит силу для защиты своих домов, членов своих семей и самих себя?

Неужели мы забыли чёрные страницы нашей истории, когда других евреев при других обстоятельствах тоже специально подготавливали для “переселения” их собратьев? Собственно говоря, сегодняшняя ситуация в Израиле зловеще напоминает последние месяцы варшавского гетто, как они описаны в дневнике Эмануэля Рингенблюма. Даже в шароновской политике использования противостояния между самими израильтянами нет ничего нового. Рингенблюм писал о ней: “Разделяй и властвуй - [немецкая стратегия] разрушающая взаимоотношения между евреями и поляками, делает какую-либо помощь [из польских кварталов] невозможной. [Немцы] обманули население о цели переселения. [Немцы] противопоставили варшавян и беженцев. Якобы целью переселения было избавить Варшаву от “непродуктивных элементов'”.

Должно вызывать озноб уже даже само слово “переселение”, употребляемое Рингенблюмом. Потому что именно его использует Шарон для описания намеченного им изгнания евреев. Более того, стратегия Шарона также ведёт к разрушению взаимоотношений между “поселенцами” и остальным израильским обществом.

В то же время израильская пресса стремится представить “поселенцев” как этаких непродуктивных паразитов. Гидеон Леви вопрошает со страниц “Гаарэц”: “За что, собственно говоря, мы должны платить компенсацию поселенцам, которые будут эвакуированы из Газы? За тот урон, что они наносили государству десятилетиями? За скандальную экономическую цену их жизни в Газе? За напрасно пролитую из-за них кровь?”

Параллели с варшавским гетто заставляют волосы встать дыбом. Рингенблюм писал в своём дневнике, что немцы “перекрыли границы гетто, не пропускали никого проносить туда продукты и голодом вынудили евреев выйти - довели гетто до того, что за буханку хлеба тысячи добровольно согласились на переселение”. Политика Шарона тоже направлена на то, чтобы задушить нормальную жизнь евреев Газы. Он тоже хочет, чтобы евреи добровольно покинули свои дома и бессовестно обещает им баснословные деньги, если они оставят свои жилища по собственной воле.

Относительно насильственного изгнания тех, кто намерен остаться в своих домах в надежде на то, что евреи не станут изгонять евреев с еврейской земли, израильская пресса пишет, что районы их проживания “будут объявлены закрытой военной зоной” за две недели до истечения срока, отведённого на добровольное выселение, чтобы “облегчить армии выселение оставшихся поселенцев”. Одновременно в стране готовятся законы, согласно которым поселенцы, отказывающиеся добровольно эвакуироваться и сопротивляющиеся силам безопасности, не только лишатся права на компенсации, но и будут отправлены на отсидку в тюрьмы.

Можно не сомневаться, что специальные подразделения, которые будут использоваться для выселения евреев, не станут демонстрировать жалость по отношению к тем, кого им будет приказано изгнать. Достаточно вспомнить, с какой жестокостью действовали еврейские полицейские по отношению к своим собратьям в Варшавском гетто, отправляя их на смерть, чтобы понять, что выселение одних евреев другими евреями всего лишь из их собственных домов, будет из категории незначительных неудобств.

Рингенблюм писал об отвратительном поведении еврейских полицейских: “Они достигли вершины порочности во время переселения. Они не издали ни звука протеста, когда им было дано омерзительное задание вести своих собратьев на бойню. Полиция была психологически готова для проведения этой грязной работы и выполняла её с особой тщательностью... Безжалостно и жестоко они избивали тех, кто пытался сопротивляться. Они не ограничивались лишь тем, чтобы просто сломить сопротивление, а с особой свирепостью наказывали ‘преступников’, отказывавшихся добровольно идти на смерть”.

Конечно, можно сказать, что неправомерно сравнивать изгнание евреев из поселений Газы с отправкой евреев варшавского гетто в лагеря смерти. Действительно, в нашем случае, евреи Газы будут лишены не жизни, а всего лишь собственности, образа жизни, и будут безжалостно растоптаны их моральные ценности. То есть, будут уничтожены не их тела, а их души. Но не в этом суть. Мы хотим акцентировать совсем другое, а именно то, что в самый критический момент нашей истории среди евреев вновь отсутствует единство и чувство доброты по отношению друг к другу.

Приговорив евреев Газы к изгнанию, Шарон не только усиливает раскол среди евреев и напрочь перекрывает доступ доброты в израильское общество, но и привносит в него никому не нужную вражду и злобу. Быть премьер-министром тяжело в любой стране, но в сотни раз труднее быть премьер-министром еврейского государства. Груз нескольких тысячелетий истории обязывает любого еврейского лидера учесть все уроки прошлого.

Зная, что единство постоянно является ахиллесовой пятой нашего народа, необходимо проявлять исключительную осторожность, чтобы ненароком не нанести по нему удар. Поэтому если изгнание евреев из Газы может привести к непоправимому расколу и недопустимой вражде между евреям, то оно произойти не должно. Ни о каком, пусть даже эфемерном, мире с арабами не может быть и речи, если путь к нему будет проходить через войну между евреями.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»


  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel