Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Публицистика » мнение

версия для печати
Наследство
14 Февраля 2005
“Три вещи были даны нам под выполнение определенных условий: Эрец Исраэль, Бэйт А Микдаш и правление династии Давида”
(Ялкут Шимони 2:170)


То, что происходит сегодня в Израиле, должно представляться каждому, кому дорога Эрец Исраэль, кошмарным сном. Но увы, это не сон, а страшная, ничем не приукрашенная действительность. Государство, именующее себя еврейским, всей своей деятельностью однозначно демонстрирует, что не имеет ничего общего с иудаизмом и еврейством. Хуже того, являя собой для человечества коллективного еврея, оно представляет этого еврея жалким лебезящим трусом, существом без веры, рабом, постоянно готовым подставить свою спину под палку.

Суррогат социализма и галута, Израиль за 56 лет своего существования не только не превратился в еврейскую страну, но с каждым последующим годом всё дальше и дальше удаляется от иудаизма и еврейства. Вина за это, в первую очередь, лежит на так называемом израильском “религиозном секторе”.

Выдающийся философ иудаизма прошлого века Элиэзер Берковиц писал в 1979 году в статье “Духовный кризис в Израиле”: “Большинство религиозных евреев... вряд ли даже подозревают, что проблема [самосознания] существует и для них тоже. Ведь, казалось бы, кто может быть больше уверен в своём еврействе, чем ортодоксальный еврей, живущий на Святой земле своих отцов? Однако то ли это еврейское самосознание, которое Тора имела в виду для еврея, живущего в Еврейской стране? Такого ли иудаизма требует Тора от еврейского народа на его родине? При общем невежестве относительно того, что такое иудаизм, большинство израильтян видит иудаизм в образе, представленном им раввинатом, руководителями ешив, религиозными учереждениями. Можно относиться исключительно критически к израильскому секуляризму, и в то же время осознавать с болью в сердце, что раввинат, эти учителя Торы, её хранители, редко вызывают у кого-либо уважение. За небольшим исключением, они в подавляющем большинстве не способны передать смысл и значимость иудаизма народу в контексте этой совершенно новой реальности - государства”.

Берковиц объясняет, что трагедия нашего народа состоит в том, что иудаизм сегодняшнего Израиля, это вовсе не иудаизм Торы, а иудаизм галута. Он ссылается на Раби Йосефа Альбо, разъясняющего разницу между устной и письменной Торой. Альбо пишет: “Закон Б-га не может быть идеальным, чтобы адекватно годиться на все времена. Потому что постоянно меняющиеся детали человеческих взаимоотношений, их обычаи, действия настолько многообразны, что не могут быть охвачены одной книгой. Поэтому некоторые общие принципы, на которые вкратце намекается в Торе, были даны Моше [Вс-вышним] в устной форме, чтобы, используя их, мудрецы в каждом поколении могли бы выработать соответствующие детали”.

Эта роль - справляться со специфическими жизненными ситуациями, - как объясняет далее Берковиц, была возложена на Галаху. И она с ними блестяще справлялась на протяжении многих сотен лет после изгнания евреев с их родины. Галаха стала тем крепостным валом, который защищал евреев в чужеродной им среде. Так как евреи были разбросаны по всему миру, то Галаха имела дело с жизнью евреев в качестве небольшой обособленной общины. Что делали “они” - основная группа населения страны за пределами этой общины - было не столь важно. Берковиц объясняет, что управлять общиной было довольно просто. У общины была своя декларированная идеология. Те, кто её придерживался, были членами этой общины. Те, кто не следовал ей, находились за её пределами.

Однако с возвращением евреев на свою родину ситуация резко изменилась. Тут уже не могло иметь место разделение на “мы” и “они”. Как пишет Берковиц, в государстве евреев, приходится иметь дело не с общинами, а с народом. Пока евреи жили в галуте, можно было быть недовольными действиями тех, кто по ту сторону “забора”, но в конце концов особой нужды беспокоиться о них не было. Однако теперь, когда евреи в Израиле живут не как отдельные общины, а как народ, всё обстоит иначе. “Народ всегда находится внутри. Галаха в своей истинной форме должна быть обращена ко всему еврейскому народу, а не к отдельным группам, придерживающимся общинных идеологий. То, что мы имеем в Израиле сегодня, это понимание Галахи, как её понимали в галуте, и её применение к реальности галута, которой [в Израиле] больше не существует. Это Галаха “штетла”, а не Галаха государства. Это не Тора Земли Израиля”.

То, что Берковиц прав на 1000%, что Галаха до сих пор не обрела свою созидательную составляющую, следует из того факта, что так называемые религиозные еврейские партии готовы содействовать отказу евреев от еврейской земли. Своё сотрудничество с правительством Шарона “Агудат Исраэль” объясняет якобы заботой о развитии сети религиозных школ. Но как можно ставить значимость школы выше значимости земли, на которой эту школу надо построить? Это же типичная галутная ментальность, где вся деятельность сводилась лишь к изучению Торы, а не к жизни по Торе.

Берковиц пишет, что ничто более ярко не демонстрирует отрыв идеала сегодняшних израильских ешив от жизни по Торе, чем их отношение к светским дисциплинам. “Большинство из них избегают изучать нерелигиозные дисциплины. Но государство нуждается в армии, в экономической системе, в системе здравоохранения и социального обеспечения, технологии, научном исследовании и тому подобном. Если Тора желает, чтобы еврейский народ жил на своей собственной земле, она должна также желать солдат, врачей, учёных, архитекторов, инженеров, полицейских, социальных работников. В еврейском государстве Галаха не может снять с себя ответственность за эффективное функционирование всего государственного организма”.

Увы, Галаха “штетла” за годы существования Израиля так и не очнулась от галутной спячки и не стала главной созидающей идеологической силой государства. Неспособность или нежелание подавляющего большинства сегодняшних израильских раввинов разъяснить и передать красоту и духовность иудаизма своим нерелигиозным еврейским согражданам привела к тому, что секулярный израильтян, по словам Берковица, “создал своё собственное пугало, назвал его религией или иудаизмом, и самоуверенно разгромил его, используя обветшалые аргументы времён Возрождения девятнадцатого и даже восемнадцатого века. Созданный им образ - это, по сути, образ галутного еврея. Он абсолютно не впечатляет, потому что помещён в совершенно неподходящие декорации. Галутный иудаизм, как единственно возможная форма иудаизма в изгнании, имел своё право на существование. Перенесённый в условия еврейского государства он потерял свою подлинность”.

То, что происходит сегодня с израильскими евреями, иначе как страшной трагедией назвать нельзя. Если отцы-основатели государства, несмотря на свою удалённость от иудаизма, были всё же его детьми, то есть их самосознание, как писал Берковиц, “полностью основывалось на иудаизме”, то нынешнее поколение израильтян “оторвано не только от своих дедов, но и от своих отцов”.

Отцы-основатели Израиля, сменив иудаизм на сионизм и надеясь тем самым изгнать галут из евреев, тем не менее совершали этот “переворот” в рамках продолжения еврейской истории. Это был внутренний еврейский переворот. Они не ставили своей целью избавиться от иудаизма, а вдохновлённые всевозможными идеалами хотели совершить революцию в еврействе. Именно в еврействе, а не за его пределами.

Это отчётливо видно на примере хотя бы таких еврейских лидеров прошлого века как Бреннер и Каценельсон. Когда израильские левые интеллектуалы поют дифирамбы одному из корифеев современной ивритской литературы Иосифу Хаиму Бреннеру им наверное даже в голову не приходит, что этот социалист в детстве помнил наизусть тысячи страниц Талмуда. Интересно было бы знать, сколько страниц Талмуда заучили они?

В то же время большинству сегодняшних молодых сторонников “Аводы” имя Берла Кацнельсона, одного из главных идеологов будущего израильского социализма, наверное, мало о чём говорит. Однако им всё же не мешает знать, что один из основателей Гистадрута, Каценельсон с огромной тревогой говорил о будущем еврейского народа в еврейском государстве, опасаясь, что евреи потеряют свои корни.

Он писал: “Естественно, когда одно поколение восстаёт против другого... Однако, если одно поколение пытается себя полностью оторвать от другого, так как если бы предыдущего поколения не существовало - это проклятие “тохеха” [отрывок из Торы, описывающий наказание, которому будет подвергнут еврейский народ за несоблюдение заповедей Торы].... Поколение, которое не знает своих отцов, не знает само себя. Оно не знает, что оно унаследовало и против чего оно восстало”.

Увы, именно это поколение мы и видим сегодня у власти в Израиле. Это про него Берковиц написал: “Природа не терпит вакуума, тем более не терпит его жизнь народа. Духовный и ценностный вакуум, привнесённый сионизмом без иудаизма, наполнился грубым левантизмом и вульгарной имитацией американского материализма… Много чего заставляет желать лучшего в современной Америке. Но меньшинство всегда имеет возможность ассимилироваться в том, что является положительным и достойным в американской цивилизации. Это же верно и по отношению к любому меньшинству, оказавшемуся в центре другой исторической культуры или традиции. Однако такое невозможно для большинства, живущего на своей собственной земле. Ему не во что ассимилироваться. Оно должно быть самим собой. Оно должно жить своими собственными духовными ценностями”.

Беда Израиля в том, что он не просто не хочет жить своими духовными ценностями, а в том, что подавляющее большинство израильтян об этих ценностях понятия не имеет. Они им чужды. Социалистический сионизм времён создания государства, пытаясь сделать евреев “нормальным” народом, уничтожил еврейское самосознание. Как написал Берковиц: “Народ, который сам себя не понимает, который отсекает себя от значения своего собственного исторического пути, который не имеет уважения к своему историческому самосознанию, обречён на поражение. Национальное самосознание изменить нельзя. Точно так же народ не может повернуться спиной к своему прошлому и начать всё с нуля. Нет в истории такого нового начинания”.

Еврейский народ на протяжении тысячелетий жил неразрывностью связи с Эрец Исраэль. Раввин Иссахар Шломо Тейхтель писал в “Эм Абаним Смейха”: “Всё наше право на Эрец Исраэль основывается на факте беспрерывного наследования её от первого патриарха. Однако необходимо подчеркнуть, что как Б-г обещал Аврааму Эрец Исраэль в подарок за то, что тот пожертвовал собой для освящения Его имени, так же и для нас это наследство, которое мы желаем заполучить, обуславливается этим условием. Если мы будем следовать по стопам наших праотцев, то будем считаться их детьми и будем достойны этого наследства. Если же (упаси Господь), мы свернём с их пути, то потеряем нашу долю в этом наследстве”.

Изгоняя сегодня евреев с еврейской земли, Шарон однозначно не следует по стопам наших праотцев. В то же время религиозный сектор Израиля, потворствующий этому, явно не способствует освещению имени Вс-вышнего. Остаётся лишь гадать, позволит ли деятельность тех евреев, которым дорога Эрец Исраэль и которые отчаянно борются за её целостность, сохранить для еврейского народа это бесценное наследство.

Борис Шустеф, “Еврейский Мир”, 13 февраля 2005 года.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»


  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel