Агентство Русской Информации - АРИ



На главную » Публицистика » мнение

версия для печати
Истерика и истерия
10 Августа 2005
4 августа на фоне кафкианской израильской реальности за две недели до намечаемого Шароном изгнания евреев из Газы произошла трагедия. Согласно материалам израильской прессы 19-летний Эден Натан Заде открыл стрельбу в автобусе кооператива “Эгед” 165 маршрута, следовавшего в друзский квартал в деревне Шфарам в Галилее. В результате были убиты 4 араба-друза, а подоспевшая толпа линчевала еврейского парня.

Для израильской левой прессы трагедия стала настоящим праздником взвинчивания истерии вокруг “поселенцев”. Ещё бы, парень, родившийся в нерелигиозной семье, вдруг решает возвратиться к традициям своего народа, проводит время на “территориях” и в частности в Кфар-Тапуах, подпадает по слухам под воздействие идеологии движения “Ках”, и вот теперь “совершает террористический акт против арабов”.

Газета “Едиот ахронот” забилась в истерике и возопила 5 августа со своих страниц: “Самые кошмарные предположения воплотились в жизнь: еврей убил четверых израильских арабов, чтобы сорвать реализацию плана размежевания”. Израильский премьер министр Ариэль Шарон, оседлав любезно предоставленного израильской прессой конька “еврейского терроризма”, поспешил заявить: “Это был предосудительный акт, совершённый кровожадным еврейским террористом, который искал возможности атаковать невиновных израильских граждан. Этот террористический акт был преднамеренной попыткой нанести вред структуре взаимоотношений между израильскими гражданами”.

Конечно, в том, что, кроме как на себя самого, Шарон не распространяет действие принципа презумпции невиновности, удивляться не приходится. Однако его готовность легко навесить ярлык “еврейского терроризма” на случившееся, не может не настораживать, хотя бы по той причине, что в том же заявлении Шарон сказал, что поручил службам безопасности самым тщательным образом “расследовать” эту “террористическую атаку”.

Интересно как-то получается. По сути, к моменту заявления Шарона расследование трагедии ещё не производилось, израильские официальные военные источники и полиция от комментариев воздерживались, а Ариэль Шарон и израильская пресса уже знали, что в Шфараме убивал арабов “кровожадный еврейский террорист”.

Даже самый задрипанный следователь, и тот, расследуя преступление, старается иметь больше, чем одну версию. В случае же шфарамской трагедии подобный подход особенно необходим в свете того, что сам “еврейский террорист” подвергся линчу толпы, причём руки его в это время были в наручниках. То есть никаких показаний сам Эден Заде дать не сможет, и значит все “факты” происшедшего будут окрашены в тот цвет, в какой того пожелают израильские арабы, и очень сомнительно, что он будет не чёрным для линчёванного парня. Особенно с учётом того, что структуре израильского общества огромный вред был нанесён уже очень давно, и сам Ариэль Шарон приложил к этому руку гораздо более крепкую, чем Эден Заде.

В произошедшей трагедии вопросов пока неизмеримо больше, чем ответов. И если задать “дежурный” в таких случаях вопрос - “Кому это выгодно?”, то понятно, что в первую очередь это не выгодно ни “поселенцам”, ни противникам “размежевания”, ни самому национальному лагерю. С учётом того, что Эден Заде застрелил друзов - представителей единственной группы израильского общества однозначно заявившей, что они не будут участвовать в выселении евреев, произошедшее даже с огромной натяжкой не укладывается в действия “направленные на срыв реализации плана размежевания”.

Зная, что жизнь в Израиле неимоверно политизирована и политической корректности отдаётся существенная дань, можно с большой долей достоверности предположить, что мы никогда не узнаем, что же на самом деле случилось в автобусе 165 маршрута, и почему Эден Заде устроил там стрельбу. Ведь даже, если допустить, что он действительно ставил своей целью убийство арабов, то во-первых, зачем ему надо было для этого ехать за тридевять земель, во-вторых, зачем именно в друзский Шфарам, а не в гораздо более анти-еврейски настроенный Ум-аль-Фахм, и в конце-концов разве так уж мало не израильских арабов вокруг “поселений”?

И всё же несколько фактов не подлежат никакому сомнению. И среди них тот, что девятнадцатилетний парень в возрасте, которому свойственен максимализм и повышенная чувствительность к несправедливости, был поставлен Ариэлем Шароном перед необходимостью выбора между зовом сердца быть евреем, любящим свой народ и свою землю, и необходимостью быть солдатом, беспрекословно выполняющим любой приказ. И он знал, что один из этих неминуемых приказов потребует действий, связанных с уничтожением процветающей еврейской общины Гуш-Катифа.

В таком случае вполне вероятен вариант, при котором несчастный юноша, будучи не в состоянии справиться с напряжённостью царящей в израильском обществе, находящемся не только в состоянии войны с арабами, но и подвергающемся целой серии внутренних конфликтов, просто лишился рассудка и совершил дикий кровавый поступок. А коли так, называть действия душевнобольного “кровожадным террором” по крайней мере, несправедливо по отношению к арабским террористам, которые уничтожают евреев при холодном здоровом рассудке.

Или почему не была даже рассмотрена, к примеру, вероятность того, что парень просто защищался? Ведь официальная версия некоего свидетеля о том, что солдат прошёл к передней двери автобуса, расстрелял весь рожок патронов, а затем пошёл к задней двери за запасным рожком, когда и был “остановлен” пассажирами, звучит мало правдоподобной. “Кровожадный террорист” мог бы уж как-нибудь сообразить, готовясь к своему “террористическому акту”, что запасной рожок будет сподручнее иметь при себе. Может быть совсем не случайно арабский депутат Кнессета Мухаммед Бараке потребовал, чтобы израильская полиция не вздумала расследовать обстоятельства линча Эден Натана Заде?

В то же время любители всевозможных теорий заговоров не оставят без внимания тот момент, что Эден Заде дезертировал с оружием из армии более двух месяцев назад. А особых действий, направленных на его поиски, армия не предпринимала, несмотря на то, что родители парня неоднократно обращались в официальные инстанции, предупреждая, что беспокоятся за его душевное состояние.

Более того, в свете заявления 7 августа израильского министра обороны Шауля Мофаза Второму каналу израильского телевидения, что “правые экстремисты” будут подвергаться административным арестам по рекомендации ШАБАКа - Общей службы безопасности Израиля, напрашивается интересная параллель из истории Советского Союза. Убийца Кирова Николаев арестовывался и выпускался органами НКВД. Эден Заде арестовывался и выпускался ШАБАКом. И Николаев и Заде оба были психически неуравновешенны. Убийство Кирова стало поводом для развёртывания репрессий против противников Сталина. Шфарамская трагедия - прекрасный повод для развёртывания охоты на “правых ведьм”.

Однако хватит заниматься гаданием на кофейной гуще. Чем бы ни была вызвана произошедшая трагедия, то что случилось после неё не менее отвратительно. Представьте на миг, что всё было бы наоборот. Что араб открыл огонь на поражение и застрелил 4-х евреев, что он был схвачен полицией, что его заковали в наручники, а после этого толпа евреев набросилась на него и растерзала. Причём полиция “оказалась не в состоянии” помешать линчу. А после этого, израильский премьер-министр выступил бы с заявлением, в котором извинялся бы перед еврейскими гражданами за кровожадного араба-террориста, пытавшегося нанести вред структуре взаимоотношений между израильскими гражданами.

В подобной постановке вопроса нет праздного любопытства. Ведь согласно данным израильских служб безопасности в 2004 году в Израиле было раскрыто 25 арабских террористических ячеек, в которые были вовлечены 50 израильских арабов. А с момента начала второй “интифады”, то есть с сентября 2000 года было обнаружено 112 подобных ячеек, в деятельность которых были вовлечены 236 израильских арабов. В результате “действий”, совершённых этими ячейками было убито 136 и ранено 790 израильтян.

Что-то не припоминается ни одно заявление Барака, Нетаниягу или Шарона, в которых они бы спешили извиняться перед израильскими евреями за действия арабских граждан. Оно и понятно, не даром ведь Зеев Жаботинский писал в статье “Вместо апологии”: “Краснеют разве наши соседи за то, что христиане в Кишинёве вбивали гвозди в глаза еврейским младенцам? Нисколько: ходят, подняв голову, смотрят всем прямо в лицо и совершенно правы, ибо так и надо, ибо особа народа царственна, не подлежит ответственности, и не обязана оправдываться”.

Так почему же тогда Израиль впал в истерику, когда трагедия связана с тем, что в арабов стрелял еврей? Жаботинский умолял нас прекратить “за всякого проворовавшегося еврея тащить к ответу целый древний народ, который законодательствовал уже в те времена, когда соседи ещё и до лаптя не успели додуматься”. Зачем оправдываться, устраивать истошный крик о еврейском терроризме, играть в мерзкие игры с запретом похорон подвергшегося линчу еврея, издеваясь фактически над его и так несчастными родителями? Ради чего? Неужели только для того, чтобы спустить с цепи новых собак истерии направленной против “поселенцев”?

Борис Шустеф, “Еврейский Мир”, 6 августа 2005 года.
Другие статьи этого автора
Все авторы «Седьмого канала»


  На главную   |   Новости   |  В Израиле   |  В мире   |  Здоровье   |  Досуг   |  Тора   |  Публицистика   |  Связь с нами   |  Реклама на 7kanal.com   |  פרסם אצלינו   |  Посещаемость/Traffic
Седьмой Канал  Новости Израиля  
Дизайн и программирование  BINAMICA-Web Design In Israel